Провокаторы былых времён. Информационная война на Кавказе в XIX веке - «Народное мнение» » Мир-СМИ

✔ Провокаторы былых времён. Информационная война на Кавказе в XIX веке - «Народное мнение»



У обывателя порой складывается впечатление, что информационная война, что ведётся сейчас против России, беспрецедентная. Увы, это не так. Тактике информационных войн против своих врагов на Западе научились так давно, что наши прадедушки и краем своей жизни не зацепят те времена.


Речь даже не об оболганном Иоанне Васильевиче. Можно рассмотреть пример куда более близкий — Кавказскую войну. Конечно, сам термин «Кавказская война» весьма спорный. Во-первых, а когда у нас на Кавказе был мир? А, во-вторых, ещё в XIX веке «Кавказскую войну» именовали «замирением Кавказа». И именовали не зря, т. к. Кавказ представлял собой ковёр квазигосударств и племенных объединений, вечно враждующих меж собой.


На Востоке — Кюринское, Кубинское, Аварское, Шекинское, Ширванское, Кумухское и другие ханства. Не считая майсумств и уцмийств. Даже знаменитое своими мастерами село Кубачи и то было в известной степени независимым, а в определённый период располагало своей «армией».


В центре — Кабарда (позже разделённая на Малую и Большую), чеченцы, ингуши, пшавы, хевсуры и свыше десяти осетинских общин (Дигорское, Алагирское, Тагаурское, Дзауское, Тырсыгомское и т. д.).


На Западе — Мегрельское, Имеретинское, Гурийское, Картлийское и Кахетинское княжества, а также Аджария, Сванетия и Абхазия. Чуть северо-западнее находятся земли ногайцев (осколок Золотой Орды), шапсугов, бжедугов, джигетов, натухайцев, абадзехов, убыхов, бесленеевцев и т. д.


Если кого-то автор забыл упомянуть, то не обессудьте. За десять лет глубокого изучения истории родного юга я не то что бегать, я ходить по потолку научился. И стоит опять заметить, что всё это «богатство» постоянно находилось в состоянии войны. Не потому, что они отсталые, а по геополитическим и чисто географическим причинам.


Сами мы… местные


Сразу нужно разоблачить главный миф о том, что «вас там не стояло». Для начала следует указать, что чёткого определения коренных народов в «Декларации Организации Объединенных Наций о правах коренных народов» просто нет. Таким образом, автохтонность того или иного населения часто становится вопросом не работы учёных, а плодом работы политиков, лоббистов и заинтересованных лиц.


В разрезе этого факта особенно хочется подчеркнуть доказанное археологами и историками существование на землях Тамани древнерусского княжества Тмутаракань, процветавшего с X по XII века. А влияние этого княжества распространялось до хребтов Кавказа. Так можно ли назвать русских «местными» после 1000 лет жизни, хоть и нерегулярной, на данной территории?



Руины укреплений Тмутаракани на Тамани


Также снова стоит напомнить, что отношения между Русью и горцами куда древнее, нежели это может показаться. В своей фундаментальной работе «Сношения России с Кавказом» историк и археограф Сергей Алексеевич Белокуров пишет:


«После взятия Казани, в ноябре 1552-го года, приехали в Москву к царю Ивану IV “Черкасские государи князи” — князь Маашук (Бугашик), князь Иван (Алклыч) Езбузлуков и Танашук с челобитьем о том, чтобы царь “вступился за них, а их с землями взял к себе в холопы и освободил от Крымского хана”».


Добавить нечего, кроме того, что таких ходоков ко двору Ивана Грозного была масса. Разоряемая турками и Крымскими ханами горская знать, до турецко-исламской экспансии в крупной массе своей исповедовавшая христианство, была прекрасно знакома и с русскими царями, и с Москвой.


Против кого дружим, девочки?


Османская империя, рассматривавшая Кавказ и Крым как свои земли, и империя Российская издавна являлись друг для друга геополитическими противниками. При этом патологическая и экономически обоснованная ненависть Запада к России заставляла играть это противостояние новыми красками.


Европа не стеснялась использовать турецкий таран против России, несмотря на все религиозные разночтения. Оттоманская Порта, хотя и была достаточно мощным государством, но к концу XVIII века отставала технически из-за собственного внутреннего устройства и устаревшей системы султанского правления, которая, как это ни парадоксально, ранее и позволила создать империю.



Король Франции Франциск I и Сулейман Великолепный


Сотрудничество османов и европейцев, основанное по принципу «против кого дружим, девочки?», было крайне тесным. Первый франко-турецкий союз был заключён ещё в начале XVI века. А в конце XVIII века был подписан турецко-французский военный договор, по которому с 1784 года в турецком военно-инженерном училище преподавали кадровые французские офицеры. И эти офицеры преподаванием не ограничивались.


Видный военный инженер-фортификатор Андре-Жозеф Лаффит-Клаве фактически провёл инспекцию турецких крепостей на Чёрном море, а также консультировал османов в их устройстве. По неподтверждённым данным, есть французский вклад даже в укрепление Анапской крепости.


Но всё это штрихи к портрету. Порта заключала договоры и с Британией, в которых явно прослеживается враждебность по отношению к России. Показательно то, что уже во время Первой мировой войны турецкий флот по факту был немецким. Так, знаменитые линейный крейсер «Явуз Султан Селим» и лёгкий крейсер «Мидилли» на самом деле были «Гёбеном» и «Бреслау», соответственно. Да и подавляющая часть офицеров была военнослужащими Германской империи.


«Редакция требует крови»


Наши заклятые западные друзья всегда действовали почти начётнически, поэтому любая война или период перед оной характеризовалась жёсткой и людоедской демонизацией противника. Не стала исключением и война Кавказская. На самом деле горцев вооружили и подстрекали против России и османы, и французы, и британцы, а позже и немцы.


В рамках ведения информационной войны Кавказ буквально наводнили европейские лазутчики, подстрекатели и агитаторы, а в самой Европе систематически выходила пропагандистская литература уже для внутриевропейского пользования. Целые издания специализировались на антироссийской деятельности. Т. е. масштаб пропаганды ничем не отличался от современного, просто нюансы были чисто технологическими.



Секретарь британского посольства в Константинополе Дэвид Уркварт


Только самые знаковые персонажи той информационной войны составляют целую плеяду деятелей: Дэвид Уркварт, британский дипломат из Шотландии, Джон Лонгворт, корреспондент английской газеты Morning Chronicle и по совместительству лазутчик, Эдмонд Спенсер, английский чиновник и эмиссар, Джеймс Станислав Белл, практически официальный разведчик Англии, и Теофил Лапинский, польский русофоб, наёмник и авантюрист. Все они были бойцами информационной войны. При этом куда более профессиональными, нежели современные Кашины, Соболи, Венедиктовы и Альбацы.


Правда, сами приёмы были схожими. Любые отрицательные аспекты деятельности России и самих русских гиперболизировались до фантастических масштабов, а вот людоедская реальность «союзников» даже не упоминалась. Не найдёт читатель в мемуарах Белла и Спенсера упоминания кавказской работорговли и развитой сети невольничьих рынков, кстати, культивируемых турками. Не пишут они и о пиратстве, и о грабительских набегах. А вот русских эти «объективные» авторы именуют пьяными извергами. В когорту «пьяных извергов» стараниями Эдмонда Спенсера угодил даже Суворов.


Пикантности ситуации добавляет то, что прямо в том же веке бельгийский король Леопольд II рубил строптивым африканцам руки и головы. Испано-французская эскадра по инициативе Наполеона III утопила в крови мятеж в Сайгоне и продолжила колониальную эксплуатацию Вьетнама. А венцом этой европейской «гуманитарной деятельности» был британский колониализм, доивший ресурсы из Индии, Пакистана, Египта, Трансвааля (ЮАР) и других регионов.


Как в Европе из блохи голенище кроили


Но это всё общие тенденции ведения информационной войны, потому обратимся к конкретному практическому случаю. В ноябре 1836 года русский бриг «Аякс» в районе Цемесской бухты задержал иностранную шхуну «Виксен». Наш корабль был в полном праве это сделать, т. к. по Адрианопольскому мирному договору весь восток черноморского побережья стал российским. А ввиду участившихся случаев контрабанды оружия и прочих грузов, в том числе и рабов, черноморское побережье было закрыто на своеобразный карантин.


Беглый осмотр показал, что на борту находится запрещённый к ввозу груз соли, которая использовалась в качестве валюты даже во время операций по торговле людьми. Опытным русским морякам также стало ясно, что часть груза уже успели отправить на берег. Кстати, на борту оказался… Джеймс Станислав Белл, представившийся скромным коммерсантом.



Бриг «Аякс» задерживает английскую шхуну «Виксен» с контрабандным оружием. Картина Виктора Бороденко


Забавно, что спустя четыре года «коммерсант» выпустит книгу под названием Journal of a Residence in Circassia during the Years 1837, 1838 and 1839, в которых фактически саморазоблачился как лазутчик.


Но это было только начало. По дипломатическим каналам от русского посла в Константинополе Аполлинария Бутенёва и агентуры стало известно, что шхуна «Виксен» изначально готовилась к прорыву блокады кавказского побережья. В случае же неудачи англичане подготовили обвинения в пиратстве и самоуправстве русских. Так и случилось.


Пока русские моряки разбирались с очередной, казалось бы банальной, попыткой контрабанды, в Европе буквально взорвался заранее подготовленный скандал. Газетные заголовки пестрели сенсацией о «пиратстве России». Санкт-Петербург принялся обвинять сам министр иностранных дел лорд Генри Палмерстон, ненавистник России. Стоит указать, что английские газеты того времени обвиняли Палмерстона в недостаточной… ненависти к России и излишне «либеральных» взглядах.


Скандал в итоге был принят к рассмотрению в палате общин. Накал паранойи, раздутой СМИ, заставил парламентариев на чистом глазу утверждать, что «дело Виксена» ― это пиратский налёт, произведённый во время инспекции черкесских таможенников (!) мирного торгового судна.


Все попытки русской дипломатической миссии втолковать британцам, что единой Черкессии в реальности не существует, что это разрозненные племена, часто живущие на грани общинно-родового строя, а слово «таможня» многим из них ничего не скажет, были тщетны. Не желали британцы глядеть и на общепризнанный Адрианопольский договор.


Впрочем, эти попытки были несколько наивны. Один только вышеупомянутый лорд Палмерстон, получивший прозвище «лорд-поджигатель», был известен своими недвусмысленными высказываниями: «Как тяжело жить, когда с Россией никто не воюет…».


И такого «замечательного» человека винить в отсутствии русофобии? Всё же «акулы пера» часто неблагодарный народ.


Просвещение в массы!


Но наши западные соседи отнюдь не ограничивали себя какими-то разовыми акциями. Уже в те времена активно действовали антироссийские СМИ, отличные от «Медузы», «Дождя» или CNN только техническими нюансами, свойственными XIX веку.


Одним из самых активных, так сказать, медийных русофобов был вышеуказанный Дэвид Уркварт. Господин Уркварт вообще личность примечательная. Именно ему приписывают авторство черкесского флага в виде перекрещенных стрел на зелёном фоне. Именно он обещал горцам британскую и французскую военную поддержку. И кстати, именно он, скрываясь под чужой личиной, совершил настоящую разведывательную операцию на Кавказе.


Но это всё было до того, как Дэвид превратился в медийного магната средней руки. Ещё будучи на дипломатической должности, Уркварт приступил к изданию своеобразного журнала под названием «Портфолио», в котором перепечатывал российские государственные документы в нужном ему свете и последовательности, не считая написания отдельных книг, вроде Spirit of the East. Досталось от Уркварта и… Палмерстону, которого Дэвид называл купленным царским правительством.


Согласитесь, есть нечто величественно-закономерное в том, как все антироссийские деятели обожают вцепиться в глотку друг другу, когда обстоятельства не позволяют грызть глотку непосредственно нашей стране?


Но вернёмся к нашим «Урквартам». С 1847 года Дэвид становится членом парламента, обрастая связями и продолжая подталкивать Британию к более решительным действиям против России. А в 1855 году Уркварт на средства некоторых британских промышленников открывает издание с интригующим названием Free Press (позже переименовано в Diplomatic Review).


На страницах своего детища Дэвид Уркварт, бывший дипломат и парламентарий Британской империи, громит… имперские амбиции России! Как видите, крылатый сетевой мем «это другое» отнюдь не современный.



Казнь членов секты намдхари при помощи «дьявольского ветра» в 1872 году. Картина В. Верещагина, 1884 год


Показательно, что в разгар работы Free Press британцы кроваво подавят восстание сипаев и разграбят Дели. А как на это отреагировала пресса Британии? «Гуманно». Даже британский литературный гений Чарльз Диккенс в одном из писем укажет:


«Жаль, что я не могу стать главнокомандующим в Индии... Я бы объявил им на их собственном языке, что считаю себя назначенным на эту должность по божьему соизволению и, следовательно, приложу все усилия, чтобы уничтожить этот народ».


Модные тенденции, ставшие системой


Но Уркварт тоже фигура лишь иллюстративная. Модная тенденция, пестуемая на самом высоком политическом и промышленном уровне Европы, в итоге становилась системой, опасной и всепроникающей. Учитывая количество мемуаров, записок, «исследований» и эссе, издаваемых на тему «кровавых имперских амбиций» России, кажется, и ангажированные СМИ бы не требовались — столь массовыми были тиражи работ «независимых» свидетелей русских «зверств».


Теофил Лапинский, апологет расистской «туранской теории», авантюрист и наёмник «по идейным соображениям», тоже внёс огромную лепту в информационную войну против России. Кроме регулярных русофобских статей, которые оплачивали и во Франции, и в Германии, и в Швейцарии, Лапинский, не снижая своей военной деятельности, успел издать целых три книги.


Старался не отставать и Эдмонд Спенсер. Эти европейские господа вообще умели поразительным образом совмещать чиновничьи обязанности, умения лазутчика и писательский талант «скромного путешественника». Приведу лишь один отрывок из его книги «Описание поездок в Черкессию»:


«Крепость Суджук-Кале была, несомненно, очень древней… Эти руины ныне в некоторой степени опасны для исследующего их любителя древности из-за большого числа змей и мириад тарантул и других ядовитых пресмыкающихся… Покидая руины прежде величавого замка Суджук-Кале, я объехал вокруг большой бухты и прилегающей долины. Невозможно вообразить себе более печальной картины… И таковым было разорение, совершённое русской солдатнёй».


Оставим Эдмонду его джентельменский чернушно-цветастый набор прилагательных. Но вот его исторические наблюдения обескураживают ещё больше. Суджук-Кале был возведен в начале XVIII века, а величавый «замок» в реальности представлял собой квадратную крепость из кирпича и камня. Основной задачей «замка» был контроль невольничьего рынка и сбор податей с местного, в том числе горского, населения. Последнее, кстати, предпринимало попытки взять Суджук набегом.



Надвратная плита Суджук-Кале. Позволяет представить размеры «замка»


Что до «разорения», то русские войска никогда не штурмовали Суджук! Крепость была не самой мощной, климат тяжёлым, горцы не так дружелюбны, как их описывает Спенсер. Поэтому, завидев российскую эскадру, османы лично подрывали свой «замок» и спасались бегством. Но этого Эдмонд, конечно, не написал. Даже если бы очень захотел, то вряд ли его книгу тогда вообще издали.


Суммируя всё вышесказанное, отмечу, что вывод напрашивается сам собой. Рассчитывать на порядочность наших западных «друзей», на прочность соблюдения договоров, ими же подписанных, и тем более на какие-то «слова чести» может только сумасшедший, банальный малограмотный глупец или ангажированный персонаж. Залог мирной жизни ни капли не изменился со времён Рима… Si vis pacem, para bellum.


Сергей Монастырёв,


специально для alternatio.org





По материалам сайтаalternatio.org
YouTube-канал«Альтернатива» .


Поделиться с друзьями

Нашли ошибку?


Новости по теме

Похожие новости сегодня





Добавить комментарий

показать все комментарии
Комментарии для сайта Cackle
→