✔ Некоторые аспекты применения авианосцев - «Мнения»


Напомню, что в своей прошлой статье я в числе прочего предложил направить разговор в конструктивное русло – сравнивая авианосец не с пустотой, а с разного рода альтернативными способами траты денег и ресурсов.


Обусловлено это тем, что на протяжении большого периода времени сторонники АВ эксплуатировали, на мой взгляд, не вполне честный подход, ставя вопрос таким образом: лучше иметь авианосец или не иметь?

Конечно, если вопрос ставить так, то лучше иметь, чем не иметь.

Но ведь в реальности существует иная формулировка – на что лучше потратить ресурсы?

На АВ или на альтернативы?

Именно подобный подход лично я считаю более конструктивным.

Однако от оппонентов я услышал лишь очередную порцию лжи – поэтому будем ее разбирать.

Способен ли авианосец заменить наземный аэродром?


Цитирую Тимохина:

Но у нас нет аэродрома в Судане.
Кроме того, если бы даже он и был, то при появлении задач несколько дальше от Судана, аэродром нельзя было бы взять с собой.
Почему Вы этого не понимаете?
Вопрос можно разделить на 3 пункта:

1. Авианосец – это аэродром, который мы можем взять с собой.

2. С отдельно взятого аэродрома нельзя будет достать противника «несколько дальше от Судана».

3. Стационарный аэродром нельзя перебазировать.

Начнем с первого пункта.

Постоянство интересов


У России существует как минимум 3 региона, в которых наши интересы постоянны. Не временны, а постоянны. Так, Курилы будут интересны нам не неделю. И даже не месяц. А многие годы и десятилетия. Это значит, что военные инструменты влияния на регион также должны носить постоянный характер.

Поэтому, когда Тимохин так формулирует вопрос, мне хочется уточнить – взять с собой откуда? Из Судана?

А Судан мы тоже с собой возьмем? Или он останется?

А наша база ВМФ там?

А наши совокупные интересы в виде базы ВМФ и экономической составляющей в Африке, про которые Тимохиным было так много написано, мы тоже возьмем с собой или оставим?

То есть ситуация на самом-то деле комична – под рекламным слоганом скрывается банальная неспособность авианосца обеспечить постоянное присутствие авиации в регионе.

По каким причинам может возникнуть необходимость «забрать» авианосец? Ведь «забирание» подается Тимохиным как нечто позитивное. Как преимущество. Действительно ли это так?

Первая причина – конфликт интересов, если что-то полыхнет в другом регионе, авианосец будет вынужден оставить район и плыть туда, где он больше (а это еще надо угадать) нужен.

Эта причина носит вероятностный характер, то есть такие обстоятельства могут произойти, а может и «пронести» (наше русское авось, иногда действительно везет).

А вот вторая причина – гарантированная. Ее уже никак не избежать.

Дело в том, что АВ боеспособен только 60 % времени своего существования.

АВ – это крайне сложное инженерное сооружение, содержащие в себе большое количество оборудования, нуждающегося в качественном техническом обслуживании. Многие работы невозможно производить силами экипажа в открытом море, это справедливо и в отношении любого другого судна, однако для авианосца, ввиду его сложности, этот вопрос стоит значительно острее.

Поэтому авианосец гарантированно будет уходить на ТО, мелкие, средние и капитальные ремонты.

Для того чтобы было понимание, о каких периодах времени идет речь, приведу несколько цитат относительно Кузнецова:

С 2001 по 2004 год находился на плановом среднем ремонте.
С 1996 по 1998 год находился в ремонте, сильно затянувшемся из-за недостатка финансирования.
8 декабря 2008 года был завершён ремонт, проводившийся в течение семи месяцев.
Ну и вишенка на торте – текущий капитальный ремонт корабля планируется завершить в 2022 году, а идет он с 2017.

Я не стану иронизировать на тему «попадания в сроки», все прекрасно знают нашу ситуацию в данной отрасли, но для понимания масштаба – речь идет о 5 годах.

Или иностранный опыт:

В общей сложности работы на «Шарле де Голле» продолжались 18 месяцев. Как рассказали в пресс-службе Naval Group, за это время выполнены 200 тысяч задач и процедур (половину из них сделали члены экипажа авианосца). Для этого потребовалось около 4 млн человеко-часов. В среднем ежедневно на борту корабля трудились более 2100 человек: 1100 моряков, 1000 сотрудников Naval Group и 160 представителей субподрядных организаций. Бюджет модернизации авианосца составил 1,3 млрд евро.
Возникают вопросы к сторонникам авианосцев: а что в течении этого периода времени, мы получили письменные гарантии от Японии по Курилам? Американские подводные лодки перестали плавать? У нас исчезли интересы в Сирии?

Наземный аэродром присутствует в регионе постоянно и стоит при этом значительно дешевле авианосца.

Альтернативой по такому критерию, как постоянство присутствия, будут 3 авианосца, которые смогут обеспечить необходимую ротацию в долгосрочной перспективе.

Давайте проверим, что для нас означает это на практике, на примере Сирии.

Во-первых, запаса топлива на Кузнецове всего на 300 вылетов.

Когда наша авиация «раскочегарилась», она совершала до 150 вылетов в сутки. Обеспечить подобную работу авианосец, в принципе, не в состоянии (за исключением американских суперавианосцев).

Во-вторых, даже при меньшей интенсивности он все равно был бы вынужден прекращать полеты для осуществления логистических операций – дозаправки топливом от танкера, пополнения запасов АСП.

Могла бы быть слита информация о дозаправке Кузи нашими партнерами своим партнерам из ИГИЛ?

Могли бы боевики пользоваться подобными паузами на еженедельной основе?

Да.

Но это все не столь важно, гораздо более критичен 3-й пункт. В-третьих, я напомню, что операция в Сирии длится уже 5 лет. Ее «горячая» фаза тянулась 2 года.

Так давайте зададимся вопросом – а способен ли АВ непрерывно обеспечивать работу авиации в течении такого длительного периода времени?

Надо понимать, что активная работа – это не поход или патрулирование, это кратно возросший износ. На этом фоне вполне реально говорить минимум о 3 ротациях АВ за 2 года. 5–6 месяцев работы 2–3 обслуживания.

Ситуация выглядела бы так: мы били-били, но не добили. И дали 2–3 месяца передышки.

Могли бы боевики приспособиться к такому?

Да могли. Полгода выжидать, ночью завозить пикапами боеприпасы. Поджиматься поближе к позициям сирийцев, чтобы авиация не могла использовать крупные калибры.
А когда АВ уплывет – переходить в наступление, получив возможность безнаказанно концентрировать силы. Так же, как это было сделано при Пальмире, когда боевики взяли ее 2-й раз, только подобное происходило бы во многих местах.

В результате в лучшем для нас случае это было бы топтание на месте. Шаг вперед. А потом вынужденный шаг назад. И не факт, что война не была бы в конечном итоге проиграна.

В-четвертых, а как выглядела бы ситуация, если бы в эти 2 года активной операции на фоне скачкообразно увеличившегося износа авианосец необходимо было бы ставить на более продолжительный ремонт?

В 2001 году был начат ремонт, длившийся 3 года. Сейчас же он на ремонте, который в лучшем случае продлится 5 лет с момента его начала. Как тогда уважаемые сторонники АВ планировали бы осуществлять присутствие нашей авиации в Сирии?

В сухом остатке рассказы о том, что АВ мог заменить в Сирии стационарный аэродром – очередной миф.

Да, действительно, авианосцы (во множественном числе) могут сравниться с наземным аэродромом по критерию постоянства только в случае, если их будет три. Однако разница в стоимости 3-х авианосцев и 1 аэродрома становится просто неприличной.

Пункт 2. С отдельно взятого аэродрома нельзя будет достать противника «несколько дальше от Судана»


А также немного конкретизировали:

Да любой конфликт дальше, чем 1000 км от Хмеймима в любую сторону, и уже без авианосца ничего толком не получится.
Не любит Тимохин конкретику, что поделать.

Даже когда напрямую просишь – все равно получается «несколько дальше», «любой конфликт» и т.д. То есть опять же никакой конкретики, а в данном вопросе важна именно конкретика.

Ну, начнем с того, что удар крылатыми ракетами может нанести корабль класса корвет.
Иными словами, даже об авиации в определенных случаях говорить не нужно.

Нужно заметить, что крылатые ракеты очень не нравятся сторонникам авианосцев, потому что резко снижают необходимость в этих самых авиаматках. Поэтому они видят в стрельбе КР что-то зазорное.

Но зато американцы в этом ничего зазорного не видят и, когда им нужно спроецировать силу, они в числе прочего применяют и крылатые ракеты, как это было в Сирии в 2017 году.



Я не зря попросил конкретики, потому что война – это не всегда что-то тотальное и на уничтожение, часто это ограниченное применение силы. Залп КР США по Сирии не имел целью уничтожение Сирии или победу в войне. Тем не менее это удар, нанесенный на расстоянии 7 000 км от территории США. А Тимохин утверждает, что не получится дальше 1000.

Во-вторых, возвращаясь к авиации. Ту-160 имеет запредельный радиус порядка 7000 км плюс 5000 расстояние, на которое летит X-101. То есть удар может быть нанесен в любой точке мира. Но это также Тимохин игнорирует.

Ту-22 М3. Наверное, просто так называется «дальним бомбардировщиком». В Сирию он летал с территории РФ с 3 тоннами нагрузки на 2000 км.

Ту-22 и Ту-160 также не нравятся Тимохину именно по причине того, что тоже снижают необходимость в авианосцах. Если, к примеру, у нас есть 1 аэродром в Средиземном море и на нем могут садиться и взлетать большие самолеты, это позволяет выполнять ряд задач в регионе без авианосца.


Пункт 3. Стационарный аэродром нельзя перебазировать


На тему перебазирования авиации Тимохин также написал много откровенной лжи.

Как дела обстоят на самом деле (далее я цитирую учебную литературу):

Эффективность применения авиации в условиях ведения боевых действий во многом зависит от маневренных возможностей авиационных частей, то есть от их приспособленности к перебазированию. Необходимо так организовать перебазирование, чтобы свести до минимума затрачиваемое на него время и тем самым наиболее полно использовать боевые возможности части. Для выполнения маневра авиационной части в минимально возможное время ИАС должна находиться в состоянии постоянной готовности к перебазированию.
Готовность ИАС к перебазированию определяется приспособленностью к перебазированию технического имущества, которая обеспечивается его контейнированием и пакетированием, а также подготовленностью инженерно-технического состава (ИТС) к проведению перебазирования.
В целом работа ИТС при перебазировании авиационной части осуществляется в три этапа:
1) заблаговременная подготовка – осуществляется в ходе учебно-боевой подготовки…
Иными словами, эффективные и современные ВКС невозможны без проработки всех аспектов такого вопроса, как перебазирование.

Вопрос был актуализирован давно, им занимались и в итоге разработали все необходимые процедуры.

С целью обеспечения непрерывной боевой работы авиационной части перебазирование личного состава и технического имущества ИАС на новый аэродром целесообразно осуществлять тремя эшелонами (рис.2).
И далее – по списку: кого отправлять в передовой команде, кого и что – во втором эшелоне. Все это давно прорабатывалось, и вопрос только в тренировке.

Может быть, я фантазирую?

Но нет (ссылка).

«Предварительно на оперативные аэродромы самолётами военно-транспортной авиации были перебазированы передовые группы инженерно-технического состава и техника инженерно-аэродромной службы, предназначенная для обслуживания и подготовки самолётов дальней авиации к повторным вылетам».

«Экипажи дальней авиации завершили перебазирование с аэродромов постоянной дислокации в Амурской, Иркутской, Саратовской, Калужской, Мурманской областях на оперативные аэродромы в рамках внезапной проверки боевой готовности Воздушно-космических сил»,
– говорится в сообщении.

Также отмечается, что лётчики стратегических ракетоносцев Ту-160 и Ту-95МС, дальних бомбардировщиков Ту-22М3 и самолётов-заправщиков Ил-78 выполнили длительные перелёты и в настоящий момент находятся в готовности к выполнению задач.
Но в этом вопросе Тимохину также приходится врать, потому что если авиация спокойно перебазируется с аэродрома на аэродром, опять же, снижается необходимость в «мобильном аэродроме». Причем замечу, что авиация перебазируется намного быстрее, чем авианосец.

Однако мои оппоненты продолжают подмену понятий:

С нашей местной авиабазы парни из ТЭЧ в Сирию поехали в июле 2015 одна группа, в августе вторая, в уже оборудованный военный городок, который начали собирать из контейнеров до их приезда. По месяцу подготовки понадобилось для каждой команды.
Можно лишь пожелать Александру не путать плановое перебазирование с оперативным.
При плановых мероприятиях «собираться» можно и 2 месяца – это мероприятие не срочное само по себе.

Подведем промежуточные итоги.

Оказывается, что 1 авианосец не способен заменить стационарный аэродром в случае, если речь идет о долговременных интересах. Оказывается, авиация прекрасно перебазируется. Ну и, конечно же, прекрасно достает противника и на большом удалении от аэродрома.

В итоге – очередное доказательство, что иногда в одном коротком предложении Тимохин умудряется написать так много неправды.

Но все это было сравнение АВ со стационарным аэродромом. Были ведь предложены и альтернативы, на стоимость, эквивалентную авианосцам. В частности, атомная подводная лодка, построенная по проекту стратегической (позволит увеличить серийность и эффективность расходования средств как на строительство, так и на обслуживание), но переоборудованная под тактические крылатые ракеты так, как это сделано в США.

Ниже приведена фотография, как в пусковой шахте АПЛ, изначально предназначавшейся для запуска баллистической ракеты, размещена «кассета» с 7 томагавками.


Подобная ПЛ может стать самым мощным ударным средством на флоте, поскольку сможет нести 112 калибров. Для сравнения: фрегат несет до 32 калибров.

Второй альтернативой выступали вертолетоносцы.

Оба эти варианта подверглись критике, что, собственно, далее мы и разберем.

Альтернативы АВ. Когда время – ключевой фактор


Во-первых, очевидно, что наземный аэродром, помимо дежурства 24/7 365 дней в году, автоматически обеспечивает минимальное подлетное время в своем регионе. Поэтому, если Сирия нам интересна, то мы либо должны:

а) иметь в составе флота 3 АВ;

б) приковать их исключительно к данному региону. Потому что, если у нас есть в конкретный момент времени боеспособный АВ, но он, скажем, находится в районе Северодвинска, ни о каком минимальном подлетном времени в районе Сирии говорить не приходится.

Либо... всего один аэродром в Сирии. При этом очевидна катастрофическая разница в стоимости.

Кстати, про оперативность в разрезе реальных историй – вспомним, каким способом были доставлены С-400 в Сирию, когда стоял вопрос именно оперативности доставки? Каким способом осуществляется ротация ССО?

Очевидно, что авианосец даже в случае нахождения в этом районе не способен оперативно снабжать наземную группировку либо формировать/усиливать ее. Так, к примеру, ИЛ-76 могут доставить на стационарный аэродром как дополнительный личный состав, так и дополнительную технику, включая тяжелую.

Теперь что касается альтернатив.

На цену одного авианосца можно построить дюжину вертолетоносцев. Либо столько же ПЛ с крылатыми ракетами, переделанными из проекта стратегов.

О преимуществах такого решения – мы получаем достаточное количество единиц техники, для того чтобы разделить их на три интересующих нас направления и везде иметь допустимую ротацию. Имея 9 вертолетоносцев, мы действительно можем постоянно держать один у берегов Сирии. И только в таком случае гарантируется минимальное подлетное время. Имея 9 ПЛ – ситуация такая же, мы можем одну держать постоянно в этом районе.

Если же у нас есть один АВ – мы уже разбирали этот пример выше. О каком минимальном подлетном времени можно говорить в моменты, когда он на ТО? На среднем ремонте 2 года? Или на капитальном – 5 лет? Или даже просто участвует в учениях СФ – ему только плыть до Сирии неделю.

Поэтому повторюсь, на стоимость одного АВ нельзя гарантировать даже факт его боеспособности в нужный момент, не то что подлетное время.

Теперь про критику.

Критика ПЛ


Имеется в виду критика ПЛ, как дежурного по району огневого средства, способного обеспечить максимально быстрый удар.

Такой залп стоит как немаленький ракетный корабль, не меньше корвета, а по разрушительной силе эквивалентен 200 авиабомбам КАБ-500 (а иногда и ФАБ-500), то есть это 100 самолёто-вылетов одного МиГа-29К или 2,5 суток боевой работы 20 МиГов с палубы по несоизмеримо меньшей цене, при этом после поражения всех этих целей они и дальше смогут бомбить, запас АСП на борту корабля даже близко не будет исчерпан.
Во-первых Тимохин и не спорит, что да, ПЛ легко нанесет такой удар.

Во-вторых, допущена очень популярная ошибка. Ее часто совершают журналисты, когда бегут подсчитывать стоимость залпа. Воюем мы или не воюем, у наших кораблей и самолетов должны быть как заряженные в шахты ракеты, так и запас средств поражения.

Возьмем для примера количество в 500 единиц. Если кому-то эта цифра кажется большой – отнюдь, порядка 500 ракет Украина в свое время передала России в счет оплаты газа. Что касается США, по разным оценкам, они обладают от 3 до 5 КР.

Такое количество ракет за 1 год не выпустить, поэтому выпускают их согласно графику. Допустим по 50 штук в год.

Но у ракет есть срок годности. По его истечению ракету можно либо утилизировать, либо модернизировать и продлить срок, однако это далеко не всегда целесообразно, потому что за 10 лет выходят новые поколения ракет с лучшими ТТХ. И получается, что каждый год энное количество боеприпасов подлежит уничтожению на полигонах. Либо можно совместить приятное с полезным – провести практические стрельбы.

Никого не смущает, что у нас есть сотни установок ПВО, а когда мы последний раз отражали ракетную атаку? Или авианалет? Никого не смущает, что тысячи ракет были просто уничтожены и отстреляны не по боевым целям? А здесь применение ракет по реальным целям.

Никакой проблемы в применении такого оружия нет. Зато у журналистов есть повод взять калькулятор и начать писать статьи с подсчетами... непонятно чего.

Еще одна ошибка – это подмена ситуаций. Речь ведь шла о срочном применении оружия – «парни под огнем». Количество 200 – это я написал грубый общий запас ракет на 2 гипотетических ПЛ, о которых я вел речь.

Почему вдруг вопрос срочного применения оружия превратился в полный залп?

Что-то пошло не так, и группа ССО (или беспилотник), допустим, обнаружила противника в количестве 300 человек, и необходимо нанести удар как можно быстрее. Сколько ракет она запросит? Ну, две, три, десять. 200 ракет срочно, вот прямо сейчас, важна каждая минута, это кого они должны встретить?

Для понимания того, о чем идет речь, ниже я привожу фото попадания «калибра» в дом.


Еще одна неточность (которая уже по счету)?

…то есть это 100 самолёто-вылетов одного МиГа-29К или 2,5 суток боевой работы 20 МиГов с палубы по несоизмеримо меньшей цене.
Мы уже опускаем то, чем занимались «парни под огнем», пока Кузя неделю плыл к ним. Очевидно, поставили происходящее на паузу и ждали. О вопросе цены, в случае когда речь идет об эпизодическом вмешательстве, мы тоже поговорили.

Однако в понимании Тимохина 2,5 суток работы – это срочный удар. На третьи сутки. В мире «голубых пони» Кузнецов запускает самолеты, как ракеты из шахты, каждые 5 секунд. ПЛ отстреляет 100 ракет меньше чем за 10 минут. За это время хорошо, если Кузнецов сможет отправить 4 самолета.

Для оставшейся же техники будут актуальны вопросы заправки, снаряжения АСП, подъема на подъемниках, всех процедур проверки, пусть и по укороченному протоколу.

То есть цифры-то получаются вообще смешные – срочно он может выдать аналог залпа из 8 ракет. При этом проигрывая ракетам в дальности. Вот вам и супер-оружие за 280 млрд. 8 ракет – это уровень корвета, стоимостью 25 млрд.

Поэтому ни о каких даже 100 ракетах, запущенных срочно в формате АВ, даже близко говорить не стоит – он на это просто не способен.

Авианосец и вертолеты


Александр в своих рассуждениях не гнушается подлогами, искажениями информации и даже изменением своего мнения на противоположное. Но тема про вертолеты, пожалуй, побила все рекорды по наглядности и масштабам его разворота на 180 градусов.

Дело в том, что Александр автор статьи про вертолеты. В ней он разобрал вопросы применения вертолетов, как в войне на море, так и против берега. Советую всем эту статью прочитать – материал качественный. Кратко и тезисно...

Могут ли вертолёты на борту кораблей УРО и десантных кораблей, имеющихся у ВМФ России, взять на себя часть тех задач, которые по идее должны решаться комплексно силами базирующейся на полноценных авианосных кораблях авиации – как корабельных самолётов, так и вертолётов?

Ответ: да, могут. И это подтверждается не только различными теоретическими изысканиями и учениями, но и относительно «свежим» по историческим меркам боевым опытом.
И далее, по отношению к операциям против берега.

На похвалу Александр не скупился:

Доказательством того, что действия вертолётов в Ливии были успешными, является то, что после этой войны интерес к ударам по берегу с ударных вертолётов, базирующихся на кораблях, резко вырос.
Далее встречается большое количество эпитетов вроде «экстремально эффективны», «неоценимый вклад» и подобных.

Также была в статье и досада:

Мы в сравнении с передовыми странами ведём себя как всегда: у нас есть хорошие вертолёты, есть хорошие ракеты, есть опыт применения ракет «воздух-воздух» Р-60 с вертолётов, есть опыт включения вертолётов Ми-24 в систему ПВО страны и даже, по ряду слухов, единственная победа вертолёта над реактивным истребителем в воздушном бою была достигнута на Ми-24. А всё вместе соединить – не можем.
Вполне разумная досада.

У нас есть все по отдельности. Но готового «решения» полноценного вертолетного обеспечения флота для задач ДРЛО, ПЛО, разведки, поддержки наземных сил средствами вертолетов – нет.

То есть отсутствие у нас вертолетоносцев – это просто дикость, потому что из-за дефицита одного этого звена мы не можем развить потенциал:

1) дальнобойных ПВО, которых у нас навалом. Причем как в морской версии, так и в сухопутных;

2) противолодочных сил;

3) всей линейки вертолетов Камова.

И, казалось бы, все логично – надо строить. Но, когда дело коснулось любимых авиансоцев, Тимохин резко меняет свое отношение на противоположное. Все слова про «экстремальную эффективность» и про то, что «запад идет по этому пути», забылись.

Вместо этого идет очень слабая попытка возразить хотя бы что-то. Просто чтобы что-то было написано.

Какой смысл вваливать деньги в почти такие же корабли, но без тех возможностей, которые АВ дают? Что это за фетишизм?
Вот не зря я писал про медицинские проблемы, не зря.
Остается загадкой, почему Тимохин решил, что некий абстрактный «вертолетоносец» – «почти такой же корабль», как и авианосец?

По стоимости вертолетоносец будет дешевле от 5 до 30 (!) раз. В зависимости от размеров и комплектации. Подробно, вероятно, можно будет рассмотреть варианты и стоимости в отдельной статье.

Так же кратко напишу, почему вертолеты имели такой успех у западных партнеров и в чем их преимущество.

Во-первых, вертолеты не нужно наводить на цель, их достаточно вывести в район и обозначить направление фронта, чтобы летчики понимали примерно, как строить заход, где безопасно, а где нет. Далее вертолеты способны самостоятельно производить доразведку и при необходимости применять вооружение.

Пара КА-52 вооружена 24 ракетами, способными поражать тяжелую бронетехнику, то есть за вылет они могут уничтожить 16 танков или другой бронетехники (с учетом промахов, чтобы говорить о реальных цифрах).

Сколько далее они смогут накрошить НАРами и пушкой, история умалчивает. Иными словами, пара вертолетов – поддержка действительно мощная и крайне эффективная.
В ряде ситуаций намного эффективней МИГ-29 с авианосца. Поэтому и опыт западных партнеров, и их выводы – вполне логичны и объяснимы.

Более того, и наш опыт аналогичен – вертушки отлично показали себя в Сирии.


Ложь про Вьетнам


Знаете, каково было время реакции авиации на запрос наземных войск во Вьетнаме?

5–15 минут. Потому что прямо в Тонкинском заливе болталось авианосное соединение на Дикси стейшн (гуглите), которое обеспечивало именно такое подлётное время. Как этого можно было добиться с земли? Никак, и американцы и не добились. Только с авианосцев.
Очередная порция.

Акцентирую внимание на словах. Как этого можно было добиться с земли? Никак, и американцы и не добились. Только с авианосцев. Думаю, не нужно объяснять значение слова «только».

Первым аэродромом США во Вьетнаме был Дананг. Он не очень интересен, обычный аэродром. Но уже он является прямым опровержением слов Тимохина. Но интересней будет дальше.

Дело в том, что, несмотря на наличие авианосцев, и одного наземного аэродрома, хотя в мире «голубых пони» Тимохина этого аэродрома никогда не существовало, у американцев остро встала необходимость в новых аэродромах. Причем «остро встала необходимость» – это не моя формулировка, это цитата оригинального источника (A second airfield was sorely needed).

Кому интересно, полный текст в оригинале по ссылке.

Здесь же я кратко и тезисно расскажу суть.

Была применена концепция тактических аэродромов поддержки, то есть инженерная команда из сборных панелей возвела аэродром. На нем были вспомогательные средства торможения по типу авианосных. А также реактивные катапульты для укороченного взлета. На фото ниже – американские солдаты на несуществующем в сказочном мире аэродроме готовят самолет к вылету.



В итоге, что получается – нам тут говорят, что АВ безальтернативен, а США вдруг, имея множество АВ, начинают строить аэродромы? В очередной раз Александр Тимохин уличен в откровенной лжи. Главное – писать эту ложь уверенно и безапелляционно, а читатели должны это проглотить.

Ответ Древнему


В комментариях Тимохин попросил ответить на «комментарии Древнего»:

Я рад, что Вы не спорите. Теперь ответьте древнему на его комментарий, пожалуйста.
Постараюсь это сделать, потому что вычленить смысл из комментария сложно, но есть пара интересных вопросов. А именно:

А вот мне «что-то» подсказывает, что вы пишите очередную «уря-патриотическую лапшу»… так как из Энгельса ваши Ту-22М… смогут долететь лишь... короче сами посчитаете... а ведь вы ещё хотите и с полным БК.
Мне странно объяснять бывшему летчику, что такое дозаправка в воздухе. Приведу одно интересное фото.


Что здесь примечательно – полет с 4 (!) дозаправками в воздухе.

По мнению Тимохина, США можно играть в большие самолеты, которые далеко летают.
Несмотря на наличие АВ. Им можно по 4 раза на машину проводить дозаправку. А нам ничего из этого делать нельзя?

Но дальше – интересней.

Или как... БК будет вас уже ждать в Хмеймиме (или ещё где-нибудь)?
В контексте этого вопроса приведу цитату Тимохина.

Потому что умные люди держат в интересующих регионах военно-морские группировки заранее. При первых признаках угрозы.
Это был его ответ на мой вопрос, почему у него АВ всегда в состоянии БГ и всегда в нужном месте в нужное время. Ответ полностью ушел в мир «голубых пони» и оторван от реальности начисто. Начиная от того, что никак не комментируется, что Кузя не успел в Сирию на «открытие сезона». У французов не получилось предвосхитить террористические атаки, и время между приказом и началом ударов с их АВ было – неделя. Это все просто игнорируется.

По его логике – умные люди только на флоте. Ведь заблаговременно развернуть целую КУГ, по его мнению, можно. Хотя с СФ плыть до Сирии – неделю.

А вот в точно таких же обстоятельствах закинуть в транспортник АСП и отправить их в Сирию – это невозможно в мире «голубых пони»? Хотя очевидно, что транспортник в Сирию прилетит на неделю раньше, чем АВ туда доплывет.

Теперь, возвращаясь к «комментарию» Древнего. Да, я считаю, что БК должны ждать. Потому что аэродром не существует сам по себе, он существует как элемент аэродромной сети. А войне предшествует мирное время, которое необходимо тратить на подготовку. И прорабатывать различные сценарии. Размещая технику не абы как, а исходя из обстановки, угроз и других факторов. Нужно планировать, что мы будем делать, если завтра случится то-то или то-то. С какого аэродрома взлетят бомбардировщики. Откуда взлетят танкеры. Где они встретятся и т.д. Это то, чем должны заниматься военные в мирное время.

Более того, аэродромная сеть должна, как живой организм, постоянно меняться, подстраиваясь под ситуацию, так же это происходит в Сирии: есть необходимость – перегнали на Хмеймим больше самолетов. Нет необходимости – вернули обратно.

Я не вижу никакой проблемы при необходимости отправить 2 ИЛ-76 с доп. АСП в Хмеймим. Это намного быстрее и проще, чем КУГ отправлять. Но АУГ отправить не проблема, а 2 ИЛ-76 отправить проблема? Это еще один странный вопрос от летчика, только и всего.

В чем смысл его комментариев? Мы должны отказаться от дозаправок и забить на планирование аэродромной сети? Естественно, это риторические вопросы.

Операция США в Ливии


Еще один сценарий применения авианосцев описал Андрей из Челябинска. Статья называется
О странностях в постановке задач для ВМФ РФ и немножко об авианосцах.

Вкратце, в чем заключается основная логика.

У нас есть союзник. А раз это союзник, то логично предположить, что мы будем совмещать наши усилия. Что-то от него. Что-то от нас. И если это его территория, и конфликт происходит именно на ней, то логично также предположить, что что бы мы не дали, это что-то будет ходить по его земле, ездить по его территории, летать в его воздушном пространстве, плавать в его территориальных водах и т.д. Даже если это грузовой самолет с боеприпасами для его армии, он (самолет) сядет на его аэродром. Никак иначе.

Любое нормальное сотрудничество подразумевает хотя бы мало-мальское размещение контингента на территории нашего союзника.

Теперь зададимся вопросом – а за что мы воевали в Сирии? Понятно, что официально говорилось о войне с терроризмом на чужой территории, а не на своей.

Но давайте представим. Вот война закончилась. У нас не было базы. Но были 3 АВ, которые по очереди наносили удары все 5 лет. Асад сказал нам спасибо. И...

– А вы что-то еще хотели?

Потому Асаду попадает пуля в глаз, как белке. И туда приходят США с миротворческой миссией. Благо они и сейчас там.

И в чем профит ? Мы не закрепились в регионе. У нас, как была плавающая лохань, так и осталась. Никакого стратегического профита.

Американцы в стратегическом плане, как в 1945 году вошли в Германию, так оттуда и не вышли. Как зашли в Японию – так до сих пор держат там свою базу.

И для нас база в другом государстве – это не средство (авиносец – это только средство).
Для нас база – это и цель, и средство (этот момент сторонники АВ также никак не поймут).

Поэтому, когда Андрей говорит об операции в Ливии, я хочу задать вопрос – ок, у нас есть 3 авианосца. Да хоть 10. Назовите мне причину, по которой мы должны воевать там? Мир изменился, и сегодня мы уже не воюем по идеологическим убеждениям.
Дружба дружбой, а табачок врозь.

Мы рискуем получить проблемы. Значит, по логике, мы должны иметь шансы получить что-то... соразмерное. Что-то, что перевесит проблемы. Что-то, что будет «стоить» этого.
База, которую нам передали в Сирии – это то, за что мы воевали, это 70–100 % смысла ввязываться в это.

Но, по логике Андрея, наш «союзник» не готов нам предоставить даже дешевую площадку под вертолеты, а мы должны гнать АУГ – защищать его? Поэтому, резюмируя – нет базы, нет смысла там воевать (ну или, по крайней мере, теряется большая части из этого смысла).

Иными словами, если бы вдруг РФ сочла сохранение режима Муаммара Каддафи архиважным и архинужным делом, то даже и в этом случае бежать в Ливию с Су-34 наперевес сразу, как только начались местные волнения, было бы явно преждевременно.
А вот после начала «Odyssey Dawn» – уже поздно.
Здесь Андрей продолжает всеми силами, придумывать причины, почему базы не будет. Употребляя словосочетание «явно преждевременно»...

Не могу не отметить положительные моменты, по крайней мере, есть понимание, что АВ кратно уступает наземной базе по совокупному эффекту проекции силы. А на этом фоне единственно возможный разумный аргумент – это попытаться доказать или придумать ситуацию, когда этой базы нет. Это разумно и понятно.

Именно по этой причине Андрей пытается придумать... любой сценарий, когда даже мало-мальское присутствие заблаговременно невозможно (с тем, что база для нас является одновременно и средством, и целью ведения войны в отдаленном регионе, мы уже разобрались). Хотя, очевидно, что эти доводы просто лишены всякого смысла. Явно преждевременно...

В очередной раз вспоминаются слова Тимохина. Про то, как заблаговременно в нужном районе размещаются целые ударные группировки. Так кому же тогда очевидно, что пригнать 2 самолета – преждевременно?

Почему можно пригнать 2 стратегических бомбера в Венесуэлу «просто так»? А 2 СУ-34 в Ливию – нельзя?

Почему мы можем проводить совместные военные учения с Египтом, а с Ливией – не можем?

Явно только то, что это абсолютно придуманный псевдодовод.

Можно.

И более того – нужно.

Никого не смущает, что США регулярно собирают сборную солянку в Средиземном море и устраивают учения вместе со своими союзниками? На которых отрабатывают слаженность взаимодействия? А мы не должны этим же заниматься со своими союзниками?

Радует, что «наверху» подобным вопросам все же уделяется какое-то внимание.


Что мы могли бы противопоставить такой стратегии?
Боеспособную многоцелевую авианосную группу (АМГ) – разумеется, если б она у нас была, конечно. В этом случае, с началом вооруженного мятежа в Бенгази мы бы могли отправить ее к ливийским берегам. Пока силы М. Каддафи оставались победоносны, она была бы рядом, но не вмешивалась в противостояние. А вот в случае начала «Odyssey Dawn», она могла дать «зеркальный» ответ.
Самолеты США и НАТО успешно «обнуляют» военный потенциал М. Каддафи? Что ж, наши палубные самолеты могли бы существенно уменьшить потенциал ливийских повстанцев. При этом риски случайно попасть под удар натовских самолетов (да и им – под наш удар) в этом случае будут минимизированы.
Во-первых, Андрей также упускает из виду степень боеготовности единственного АВ. Либо им изначально подразумевается наличие у нас нескольких АВ. В любом случае сложно отправить куда-то АУГ, если АВ стоит на пятилетнем ремонте.

Что касается военного вмешательства, то снова – вмешаться можно не только авианосцем, что благополучно в очередной раз игнорируется Андреем. Если открыть карту Ливии (я уже неоднократно упоминал про это), то, как и во многих африканских странах, наиболее крупные и развитые регионы находятся ближе к берегу. Например, одним из последних оплотов армии Каддафи был город Сирт. Ниже видно, что наиболее крупные города находятся именно на побережье. Около половины всего населения проживают в Триполли и Бенгази.



И я бы мог начать рассказывать, как мы могли бы применять там вертолеты, но уважаемый Тимохин ведь уже сделал это за меня? Просто рассказав то, как по факту вертолеты там применялись той же коалицией?



Но, рассказывая о конфликте, Андрей не замечает ни вертолетов, ни кораблей НАТО, ни стратегических бомбардировщиков (только сухое их упоминание), ни 100 ракет «Томагавк», выпущенных в самом начале конфликта.

Резюме


Собственно, как и всегда, сторонники АВ предпочитают «видоизменять реальность», прибегают к откровенной лжи (как Тимохин, говоря про Вьетнам), игнорированию альтернатив (когда перестают видеть все виды АВ, дозаправку в воздухе, дальнюю авиацию, КР, вертолеты), откровенно необоснованным доводам типа «преждевременно размещать войска на территории союзника».

В который раз я улыбаюсь, вспоминая слова Тимохина о том, что разместить заблаговременно целую АУГ в нужном районе ни разу не проблема. Не останавливает даже то, что районов интересов много, а авианосец – один, и тот – на ремонте. Но отправить два Су-34 или транспортный ИЛ – становится невыполнимой задачей.

Что поделать? Именно так работает реальность мира «голубых пони».

Автор:
Александр Воронцов

Использованы фотографии:
https://www.historynet.com, https://ru.wikipedia.org/


✔ Фото данной статьи ( новости, публикации )...
Некоторые аспекты применения авианосцев - «Мнения» Некоторые аспекты применения авианосцев - «Мнения» Некоторые аспекты применения авианосцев - «Мнения» Некоторые аспекты применения авианосцев - «Мнения» Некоторые аспекты применения авианосцев - «Мнения» Некоторые аспекты применения авианосцев - «Мнения» Некоторые аспекты применения авианосцев - «Мнения»

Поделиться с друзьями



Новости по теме

Похожие новости сегодня






Добавить комментарий

показать все комментарии
Комментарии для сайта Cackle
→