Сражение за остров Змеиный, и москитный флот - «Аналитика» » Мир-СМИ

✔ Сражение за остров Змеиный, и москитный флот - «Аналитика»




Остров Змеиный – просто большая скала
Только что закончившаяся серия боёв за остров Змеиный даёт нам прекрасные и очень поучительные уроки относительно того, каким должен быть и каким не должен быть военно-морской флот.
Увы, у этих уроков была цена, но тем важнее их выучить.
Одним из важнейших по содержанию выводов из боёв за Змеиный можно считать то, что становится предельно понятным облик кораблей, которые должны выполнять задачи в подобных обстоятельствах. Ясны и кое-какие тактические приёмы.
Всё это стоит подробного разбора, но сначала кратко о самих боях за Змеиный.

Остров Змеиный и бои за него в начале мая 2022 года


Змеиный был взят ВМФ в первый день войны. Сначала с ракетного крейсера «Москва» украинскому гарнизону было предложено сдаться, гарнизон отказался, после чего по острову, предположительно Су-24М 43-го отдельного морского штурмового авиаполка был нанесён бомбоштурмовой удар, а когда украинские пограничники смогли поднять головы, на остров уже высаживались российские военнослужащие, опять предположительно спецподразделение ЧФ или морские пехотинцы. Увы, но родное Минобороны пока не считает, что мы достойны знать о подвигах наших героев, и приходится гадать насчёт того, кто работал на Змеином.
Но так или иначе, остров взяли.


Местоположение острова Змеиный
Далее Минобороны РФ сообщило о попытке ВМС Украины на шести малогабаритных катерах атаковать транспорт, на котором велась доставка украинских пленных в Севастополь, которая закончилась уничтожением катеров. Ни их тип, ни какие-либо подробности МО, как обычно, не сообщило, оставив широкий простор для сплетен и домыслов.

На острове были размещены средства ПВО. Позже украинцы покажут на видео их уничтожение ударами с БЛА «Байрактар». Абсолютно достоверно установлено наличие на острове ЗРК «Тор» к началу мая 2022, возможно, одна машина ЗРК «Стрела-10», хотя вот тут могло быть распространение фейка с украинской стороны. К сожалению, Минобороны так и не поняло того, что информационная война существует, и до сих пор не ведёт осмысленную работу на информационном поле. Поэтому приходится прибегать к украинским ресурсам, хотя бы за видеоматериалами. Эффект от сдачи информационного поля боя противнику, который пришёл на него и всё занял.

Противник начал «прощупывать» оборону российского ВМФ в первых числах мая. Украина распространила датированное 1 мая видео с поражением ЗРК «Стрела-10», якобы на острове. Затем второго мая «Байрактары» атаковали и поразили два катера типа БК-16 (на видео именно они, а не «Рапторы») около острова. Видеонарезку украинцы обрезали, чтобы было непонятно, насколько катера пострадали и уцелели они или нет. Мощность у средств поражения, которыми располагает «Байрактар», не самая большая.

По их же сообщениям, 3 мая уничтожили ещё одну «Стрелу-10» на острове.

Вкупе с потопленным до этого ракетным крейсером «Москва» эта успешная атака приободрила украинцев, и вскоре они бросили в бой совсем другие силы.
6 мая «Байрактары» атаковали ЗРК «Тор». На распространённом видео видно, что экипаж ЗРК пытается спрятать машину за зданием, из неё идёт дым. А позже – яркое пламя (кадры из видео).




Так или иначе, в ходе удара комплекс был уничтожен. Также украинцы распространили видео удара «Байрактара» по зданию, в которое заходят люди.

По утверждениям ряда СМИ, или седьмого, или в ночь с 7-го на 8-е мая с острова был снят российский гарнизон.

7 мая Украина продолжила наступление. Два украинских Су-27 нанесли по острову бомбовый удар, а «Байрактар» атаковал десантный катер проекта 11770 «Серна», доставлявший на остров новый ЗРК «Тор» взамен уничтоженного.


Удар по острову украинских Су-27. Ясно, что избежать поражения осколками своих же бомб украинским пилотам было непросто.



Удар по российскому десантному катеру с ЗРК «Тор» на борту
7 мая же Украина уничтожила на острове российский вертолёт, с которого высаживался в этот момент личный состав. Версию о том, что этот вертолёт всё-таки украинский, тоже стоит упомянуть, но инсайдеры говорят, что наш, увы.


Сражение за остров Змеиный, и москитный флот - «Аналитика»


Гибель вертолёта, предположительно российского Ми-8АМТШ
Также где-то в эти дни под удар попали два наших «Раптора».

А предположительно с 7-го на 8-е мая Украина сама попыталась высадить десант на остров – но вот тут её уже ждали. Минобороны утверждает, что было сбито 3 вертолёта Ми-8 (возможно, Ми-17, которые передали американцы, из афганского заказа) с десантом, вертолёт Ми-24, потоплен десантный катер проекта 58181 типа «Кентавр», «Станислав» (был назван точно), потерян пограничный корвет проекта 12412, Су- 27 и четыре Су-24.



Катер «Станислав» типа «Кентавр». Предположительно, был уничтожен у Змеиного
После этого активные бои за остров прекратились, чуть позже РФ снова начала развёртывание там гарнизона.

Уничтоженный под Змеиным флагман украинской Береговой охраны, корвет проекта 12412 BG50 «Григорий Куропятников». Источник: «Википедия»

Уже после боёв: российский катер обходит какой-то объект на дне, похожий по размерам на «Куропятникова». Фото MAXAR, взято в блоге rostislavddd.livejournal.com
Нужно сделать несколько уточнений. Во-первых, видимо, наши сбили не Ми-24, а Ми-14, который занимался спасением сбитых лётчиков и тонущих десантников. Чуть погодя стали поступать сведения о погибших украинских вертолётчиках, что косвенно указывает на правдивость утверждений Минобороны РФ.
После боёв: Россия подогнала плавкран и десантный катер, видно, что за кормой «Серны» под водой затоплен какой-то катер. Источник: Planet labs
Также, видимо, потерянный Украиной Су-27 был повреждён осколками своих же бомб – бомбить так, как было показано на фото выше, нельзя (для ударов с малой высоты специально предназначены штурмовые авиабомбы с замедлением) – планер посечёт своими же осколками.

Возможно, это относится к обоим Су-27.

К сожалению, Минобороны в ответ на украинские видео не показывает почти никогда и ничего, только утверждает на словах. Единственным явным свидетельством потерь ВСУ на самом Змеином является короткое видео телеканала «Звезда», с которого было сделано фото.


Видно, что рядом с трупом в не нашем камуфляже лежит магазин от иностранного автомата, так что, в принципе, вопрос о том, пытались ли ВСУ высадиться или нет, закрыт.

Увы, но у нас всё это тоже не обошлось без потерь, попытки удерживать остров привели к гибели наших бойцов, моряков, вертолётчиков. Впрочем, это отдельная тема. Что до Украины, то у неё разгром.

Но интересно вот что – а можно ли России было избежать этих потерь? Ответ, увы, да, можно было, но не избежали. Если бы правильно были бы применены корабли ВМФ.

Скала и море


На сегодня в СМИ, блогах и телеграмм-каналах можно встретить идеи о том, что контроль за Змеиным позволяет блокировать украинские коммуникации. Это не так. Змеиный – это просто маленькая скала, которую судно с грузом может спокойно обойти.

Ценность Змеиного ровно в том, чтобы туда, будь он пустой, не высадилось бы НАТО в лице каких-то своих представителей. Вот тогда там под натовским политическим прикрытием может появиться много вещей, которые нам не понравятся, средства радиотехнической разведки, например, или радиолокационные станции, делающие натовский контроль за морским и воздушным пространством непрерывным по времени и куда более плотным.
Украина, конечно, тоже будет получать все данные. Если вдруг Россия заберёт у Украины побережье Чёрного моря, Змеиный мог бы остаться кусочком Украины в Чёрном море, что когда-то в будущем могло бы нам помешать. Выбивать НАТО силой с острова Россия в нынешнем положении не будет, за исключением варианта, о котором упомянем чуть позже.

Вся возня вокруг этого острова – чтобы всего этого не случилось. Именно для этого его удерживали, а для того, чтобы удержание не превратилось в бойню своих же войск, там были развернуты зенитные средства, просто тогда это были «Оса» и «Тор», а сейчас, если верить фото в открытых источниках – «Панцирь» и «Тор».



ЗРАК «Панцирь» на палубе судна тылового обеспечения «Всеволод Бобров» в Севастополе. Источник: телеграм-канал «Военный осведомитель»
Но надо понимать, что у Украины в любом случае право первого хода. У них есть «Точки». У них есть «Вильхи». Если у них появятся управляемые снаряды к американским пушкам М777, то до Змеиного смогут добивать не только тактические ракеты, но и артиллерия.
А ещё у них есть какое-то количество крылатых ракет Х-59М, возможно, модернизированных в постсоветское время (производство электронно-оптических ГСН на Украине было), есть их носители – Су-24. А ВКС РФ на деле доказали, что полностью пресечь полёты украинской авиации они не могут, ВВС Украины летают до сих пор.
Таким образом, остров и далее будет находиться в зоне поражения украинского оружия, и при желании Украина вполне повторит попытку штурма, и удары по острову повторит тоже. И наши потери.


Разрушения на Змеином. Остров не может уклониться от атаки
В этот момент надо задать себе один простой вопрос.
А надо ли быть на острове для того, чтобы туда никто не высадился? Ведь если даже предположить, что румыны каким-то дерзким броском попробуют захватить остров, то пока присутствие на нём НАТО не стало политической реальностью, их можно там просто поубивать и сказать потом, что перепутали с украинцами – это и есть как раз то исключение, когда повоевать с НАТО всё-таки можно. Главное – держать остров под прицелом каких-то огневых средств непрерывно.

Каких средств? Корабельного оружия, конечно.
Здесь мы натыкаемся на «сухопутное мышление». Остров – суша и, чтобы его контролировать, сухопутное мышление требует его занять. Солдат высадить.
Но есть другой вариант – держать его под огневым контролем с корабля. У корабля ПВО в теории сильнее, чем то, что можно поставить на острове, у отряда кораблей – тем более. Для отражения десанта у корабля есть артиллерийское орудие. Для борьбы с другими кораблями – все виды ракет и, опять же, орудие.

Это же орудие – скорострельное и обладающее большим запасом снарядов, вместе с запускаемыми с кораблей беспилотниками, смогло бы сделать Змеиный могилой для любого, кто попытается на него высадиться.
При этом корабль мобилен, по нему можно применить только самонаводящееся или управляемое оружие. Пресловутый «Байрактар» для него менее опасен, чем для наземного объекта.
Ни «Точка-У», ни артиллерийские снаряды, выстреливаемые из обычной гаубицы, для движущегося в море корабля неопасны. Противокорабельные и управляемые ракеты – опасны, но корабли обязаны уметь их сбивать, как и вражеские самолёты, вертолёты и беспилотники. О том, что необходимо предпринять Черноморскому флоту для борьбы с украинской ракетной угрозой, было сказано в статье «Ракетная угроза на Чёрном море». Увы, ничего этого не делается.
В итоге вместо того, чтобы организовать кулак из ракетных кораблей, разведку и воздушное прикрытие авиацией, флот применил «Рапторы», «БК-16» и тому подобную мелочь, а ПВО свалил на наземные подразделения, развёрнутые на Змеином, доставляемые туда десантными катерами.

«Сухопутное мышление» в чистом виде, если честно. Не использовать море, а найти в нём скалу и драться строго на ней.
И те потери, которые понесли наши катера, заставляют ещё раз вспомнить про то, насколько неэффективен «малый флот» в сравнении с флотом из нормальных ракетных кораблей.

Змеиный и москитный флот


Украина, на первый взгляд, должна была стать доказательством того, что большие надводные корабли не нужны – приграничный противник, флот у него слабый, у РФ есть своя авиация, которая вроде как может топить надводные цели, все боевые действия идут в прибрежной зоне, казалось бы, ну зачем тут ракетные корабли? Добавим сюда ракетный крейсер, потопленный Украиной (ну ладно, Минобороны: предположительно потопленный Украиной), и возникает ощущение того, что флот в таких войнах не нужен, хватит всякой мелочёвки для патрулирования, рейдов спецназа и тому подобных задач, а если что – вызовем авиацию. Так? Нет.

По поводу крейсера – всем рекомендуется ознакомление со стримом с участием М. Климова на youtube, где вопрос раскрывается.


По поводу морской авиации необходимо сказать, что висеть достаточными силами над тем или иным районам 24 часа в сутки и семь дней в неделю она не может, кроме того, по некоторым признакам флотские «Су» отправлены на решение ударных задач на земле, а над морем вместо них отправлены работать ВКС (квадратное – катать, круглое – носить!), и не факт, что командование операцией будет их снимать ради уничтожения катеров и плавсредств Военно-морских сил Украины. Значит надо иметь такие средства, отправить которые на сушу не сможет никакой генерал. Корабли.
Делаем мыслительное упражнение и представляем себе, что к моменту начала боёв за Змеиный у нас есть возможность иметь идеальный для этого корабль.
Каким он должен быть?

Оттолкнёмся от задач. Корабль столкнётся с беспилотниками типа «Байрактар» и ему подобными, с низколетящими малозаметными противокорабельными ракетами, с управляемыми ракетами «воздух-поверхность» и самолётами, которые их несут, как вариант – несут бомбы. В виде экзотики возможен удар с вертолёта.



«Байрактар-ТБ 2» необходимо рассматривать как типовую цель для корабельных систем ПВО. Его средства поражения – тоже
То есть основная задача нашего корабля – ПВО. Что для этого необходимо? Современный ЗРК, хорошие зенитные ракеты, эффективный радиолокационный комплекс.

А если противник быстро высадится на Змеином? Для этого нужна пушка, беспилотники для её наведения на борту корабля. А значит – какой-то ангар для них.
А если противник своими малоразмерными катерами попробует атаковать корабль? Например, установив какие-то малогабаритные ракеты на них (те же «Бримстоун»)? Опять пушка или применить по катерам зенитные ракеты. Как вариант, плюсом к зенитным ракетам можно иметь на борту малогабаритные управляемые ракеты, например, с наведением по картинке с ТВ ГСН. Их ещё и пассивными помехами будет не отвести от цели, и в торговом трафике можно применять.
Что ещё? Ещё у нас могут быть разные формы эскалации. Например, на стороне Украины выступит государство с подводным флотом. Тогда наш корабль должен иметь гидроакустический комплекс, адекватный угрозе от современных ПЛ, средства защиты от торпед, какую-то инфраструктуру для противолодочного вертолёта, хотя бы возможность его дозаправки, как вариант, взлётно-посадочную палубу, которая всё равно нужна под беспилотники, не так ли? Ангар опционально тоже полезен и вполне может на таком корабле быть, хотя бы сдвижной.

Ну и раз наш флот традиционно применяется для ударов по берегу крылатыми ракетами и для ударов по надводным целям своими ПКР, то на всякий случай нужны и такие возможности, например, в виде УКСК под «Калибры» и отдельно комплекс ракетного оружия «Уран», в качестве дешевого и перезаряжаемого в море противокорабельного оружия.
Вуаля, мы изобрели фрегат! Или «большой» корвет.



Корвет проекта 20380 максимально близок по типоразмеру к тому, что требуется. Будем помнить, что до начала скачек с освоением бюджетов на кораблестроение в ВМФ и МО, эти корветы замышлялись как основа надводных сил. Источник: topcor.ru
Корабль, по своим боевым свойствам сравнимый с проектами 20380, 20385 (при условии устранения их недостатков) и 11356. Умеренный во всём, по возможности недорогой, но полноценный, с ЗРК, ударным оружием, гидроакустическим комплексом и всеми остальными атрибутами многоцелевого корабля.
При этом, в случае рисков массированных ударов, недостаточные боевые возможности такого корабля должны компенсироваться работой в отряде, когда массированный удар отбивают три или четыре единицы.

Именно на необходимость наличия таких кораблей указывают итоги боёв за Змеиный, а не на что-либо другое. На это и на необходимость наконец-то начать учиться применять такой инструмент, как флот, не просто по назначению, а в условиях, когда противник оказывает противодействие.
Да, сейчас нарастить состав ЧФ невозможно в принципе. Но возможно реализовать все меры, перечисленные в статье «Ракетная угроза на Чёрном море», и получить некий кулак из ракетных кораблей, пусть даже из трёх.
А ещё возможно экстренно оснастить автономным модулем ЗРК «Тор» патрульные корабли проекта 22160 – столько, сколько есть «Торов», и использовать их совместно с нормальными кораблями для усиления. Если модуль «Тора» один, что ж, пусть будет ещё один корабль.


Модуль ЗРК «Тор»
Если же эта война не превратится в глобальную, то нужно будет экстренно оснащать флоты именно такими кораблями, как описано выше. Какими они будут в условиях ужесточающихся санкций – вопрос открытый, и ответ на него невозможен без тщательной ревизии возможностей, оставшихся у отечественного кораблестроения в свете новых реалий.
Некоторое время назад автор опубликовал статью «Вредоносный миф о москитном флоте», основным посылом которой является то, что строить нужно в основном полноценные многоцелевые корабли. Цитата:

Но самое главное, что стоит помнить: весь этот «москитный» флот ни при каких обстоятельствах не станет основой боевой мощи ВМФ. Идея сделать на него ставку или ограничиваться малыми кораблями являются неработающей и неспособна привести ни к чему, кроме тяжёлых и обидных потерь.
Любое другое утверждение – не более чем очередной миф.
Но тогда для многих это была теория.
Бои за остров Змеиный только что подтвердили этот тезис на практике.


Автор:
Александр Тимохин



Поделиться с друзьями

Нашли ошибку?


Новости по теме

Похожие новости сегодня





Добавить комментарий

показать все комментарии
Комментарии для сайта Cackle
→