✔ Лукашенко перепутал Путина с Ельциным и уехал с кашкой на воде - «Новости Дня»


Лукашенко перепутал Путина с Ельциным и уехал с кашкой на воде - «Новости Дня»

Начало переговоров в Сочи 7 февраля между президентом России Владимиром Путиным и главой Белоруссии Александром Лукашенко получилось очень занимательным. Сначала Лукашенко пожаловался, что у Путина в резиденции снег есть, а у него нет. Тут напрашивалась прямая аналогия с нефтью, поставки которой из России прибыл обсуждать Александр Григорьевич. В ответ Путин показал на горы и пояснил, что там снега ещё больше. И здесь тоже аналогии просились. И про нефть тоже.


Затем президенты отправились завтракать, где состоялся ещё более увлекательный диалог за тарелкой овсянки.


Путин: Кашку с утра ели?

Лукашенко: Не на воде же.

Путин: Почему? Вкусно очень. Вы попробуйте, вам понравится.


Ну тут прямо вагон и маленькая тележка для всякого рода ассоциаций… Понравилась ли Лукашенко «кашка», посмотрим дальше. А пока отмотаем ленту от встречи Путина и Лукашенко немного назад…


За что боролся?


Суверенный президент суверенной Белоруссии Александр Григорьевич Лукашенко перед прибытием на переговоры с Владимиром Путиным в Сочи выдал несколько не самых способствующих успеху грядущего рандеву заявлений. Как это стало обычным для него в последнее время, с обвинениями России.


– Что мы просим сейчас от россиян, они там в позу встали и нас на колени пытаются поставить – если вы не можете в Евразийском союзе беспошлинно нам поставить нефть, налоговым манёвром заменили, дурачков нашли, продайте нам по мировым ценам, – говорил Лукашенко незадолго до поездки в Сочи. Именно таким тоном и такими словами: «в позу», «на колени», «дурачков» и иными пассажами, принятыми в белорусской версии международной дипломатии говорить о как бы ближайших и стратегических союзниках в перерывах между клятвами верности. Буквально за день до вылета в Сочи риторика Лукашенко приобрела дополнительные нюансы.


– В этом году Россия обязалась на межправительственном уровне поставить в Беларусь 24 млн тонн нефти – по 2 млн каждый месяц. В январе было поставлено 500 тыс. – одна четверть. Вы мне доложите, что сделано для того, чтобы Россия выполняла обязательства, – поставил он задачу своим подчинённым и вывел вопрос на более высокую тональность. – Поэтому хотелось бы услышать о механизмах компенсации потерь, которые наша страна неизбежно несёт в этот период не по своей вине. Требования известны – ни один житель Беларуси, ни одно предприятие не должны ощутить на себе последствия от всякого рода манёвров наших партнёров.


Нефть – это, конечно, главный вопрос переговоров в Сочи. Из-за налогового манёвра компании из РФ готовы поставлять её в братскую республику по цене не в 80% от мировых, а в 83%, чтобы получать минимальную, но всё же прибыль. Ещё и газ. Потому что в конце прошлого года цену на последний определили только на два первых месяца 2020-го, а второй из них уже дошёл до середины. А по нефти российские компании с белорусской стороной так и не договорились по цене. Вот Лукашенко и прибыл «порешать». Но стоит ли так бросаться словосочетаниями «чтобы Россия выполнила свои обязательства», «всякого рода манёвров наших партнёров» и т.д.? Если ты действительно хочешь что-то получить от этих партнёров.


Впрочем, Лукашенко на уже сказанном не остановился и ещё раз напутствовал своё правительство: «Ещё раз, уже публично, повторяю: все нефтеперерабатывающие заводы должны работать. Мы должны обеспечивать нефтепродуктами не только внутренний рынок, как это происходит теперь, но и наши обязательства по контрактам на внешних рынках, то есть продажу нефтепродуктов Европе, Украине, другим странам». То есть фактически было признано на самом высоком белорусском уровне наличие проблем. И не просто проблем, а проблемищ.


Все предыдущие попытки Лукашенко найти альтернативу российской нефти, судя по всему, оказались безуспешными. Последняя закупка 80 тысяч тонн чёрного золота из Норвегии вышла боком белорусской казне – каждая тонна обошлась Минску примерно на 130 долларов дороже, чем если бы нефть поставили российские компании. Что не помешало Лукашенко объявить, будто Минск готов покупать нефть по мировым ценам, но Россия предлагает своё сырьё по гораздо более высоким.


– Пропаганда белорусская очень антироссийская. Что у нас тут жуткие вещи, что у нас убивают людей на улице, что это голодная, разутая страна, что у нас олигархи всё рвут на части нашу власть, ресурсы. Что Россия – это варвары, которые не имеют ни мозгов, ни денег. Это быдло, которое не имеет знака качества. Вот белорусы имеют знак качества, а мы не имеем. И что Белоруссия, дескать, спасает Россию. Потому что, если Россия не будет поставлять Минску нефть, ей некуда будет её продавать, – недоумевает доцент факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики Андрей Суздальцев. – Если так плохо, что же вы тогда сидите в наших кабинетах? Что вы сидите, ноете, требуете и просите, угрожаете, шантажируете?


Белорусская арифметика, отличная от других


В том, что у Минска в лице Лукашенко свой оригинальный взгляд на многое в этом, сомневаться не приходится. И в России к этому уже привыкли. Но вот что белорусская арифметика в корне отличается от общепринятой – это действительно открытие, да не простое, а мирового уровня. Если учесть, что мировая цена на нефть с 15 декабря по 14 января составляла 477,6 доллара за тонну, а российская стоила бы белорусским НПЗ, с учётом налогового манёвра, на который обижен Лукашенко, не более 399,1 доллара США. Любому здравомыслящему человеку с обычной логикой ясно, что здесь меньше, а что больше. Но у Александра Григорьевича логика своя. Потому что ему дают скидку в 78,5 доллара за тонну, а он хочет 82,5. И для того, чтобы настоять на своём, был готов (на словах, во всяком случае) переплачивать за каждую тонну 130 долларов, считая это более выгодным и экономичным для своей страны.


При этом есть ещё несколько факторов, которые Лукашенко не желает брать в расчёт. Первый – когда Александр Григорьевич вещает про «обязательства России», он немного путает понятия. Россия взяла на себя обязательства прокачать до 2 млн тонн нефти в месяц для Белоруссии через свои мощности, а не поставить. Насчет поставить – сие предмет договора купли-продажи. Сам ли Лукашенко начал трактовать так термины или его убедила свита, уже не столь важно. Как не важно и то, рассчитаны заявления Лукашенко для белорусской публики или же он пытается воздействовать на Россию своей неординарной логикой.


Второй нюанс: российские компании готовы поставлять нефть Минску по внутрироссийским ценам, но для этого надо, чтобы белорусские и российские компании находились в одном правовом поле, платили одинаковые налоги и т.д. Второй – нефть в Белоруссию поставляет не Российская Федерация как государство, а в той или иной степени частные компании. И поставки – предмет договорённостей с ними. Поставлять на экспорт нефть дешевле, чем своим компаниям, – это нонсенс. Тем более что часть этой нефти не идёт на переработку на белорусские НПЗ, а просто реэкспортируется покупателям дальше в Европу. То есть Минск выступает здесь прямым конкурентом российским компаниям, отбирая у них часть законной прибыли. А, собственно, не хватит ли?


Нет, мы не против союзнических отношений и действительной интеграции. Но до сих пор, кроме пустых обещаний, что постоянно дезавуируются «наездами» со стороны Минска, никакого профита России не наблюдалось. Между тем, по подсчётам МВФ (не Москвы, а Международного валютного фонда, который трудно заподозрить в симпатиях к РФ), в период с 2005 до 2015 год Россия вложила в экономику Белоруссии не менее 106 млрд долларов США. В 2018-м РБ закупила у РФ 2,7 млн тонн нефти по цене 395 долларов, перепродав её на Украину, получив прибыль в 407 млн долларов. За 5 лет с 2011-го по 2015-й Россия беспошлинно поставляла от 18 до 23 млн тонн нефти в год, «подарив» Минску тем самым более 22 млрд долларов. В 2017-2019 годах Белоруссия реэкспортировала по 6 млн тонн российской нефти ежегодно.


Неудивительно, что в Минске принято считать Москву эдаким чуть ли не холопом, который обязан выполнять любые прихоти и «нести дары» за ласковый взгляд и милостивое отношение Лукашенко.


– Лукашенко работает под авансы: дайте мне то и это, дайте ещё несколько миллиардов, а потом я подумаю. Когда решался вопрос о создании единого рубля, Лукашенко потребовал от нас 2,5 миллиарда долларов, и ему их дали. На подготовку финансовой системы по переходу на единый рубль. А он отказался потом этот рубль создавать. Естественно, обвинив во всём Россию. За эту так называемую российско-белорусскую интеграцию всегда платила только Россия, ни копейки не платил Лукашенко, – продолжает Суздальцев и констатирует. – На 1 января этого года общая сумма дотаций, преференций, уступок со стороны России составила 133 миллиарда долларов за двадцать лет. Но давайте тогда разберёмся с дотацией. Ну, 6-8 миллиардов долларов в год. В 2010-11 годах доходило до тысячи долларов на душу населения. Я на встрече с губернатором и активом Воронежской области, где спрашивали про Белоруссию, потому что у них там тоже молоко «Вкуснотеево», назвал суммы дотаций Минску. Они: как так? Я: сколько у вас населения в области? 2,5 миллиона. Представьте, что вам бы каждый год приходило бы 2,5 миллиарда долларов. Они замерли: а отдавать? Я говорю: не надо. И сколько? Я говорю: 20 лет. Вы бы видели их лица. Это наши русские люди. За что мы их наказываем?»


«Кашка на водичке»


Но, как говорится, сколько веревочке ни виться… Москве, судя по всему, наконец-то надоела безответная любовь и подарки без взаимности. Поскольку все попытки создать действительно Союзное государство регулярно торпедируются Минском. При этом весь нажим, в котором Лукашенко обвиняет Россию, в реальности сводится к простой формуле: «Москва не имеет ничего против независимости и суверенности Минска, можете даже проводить антироссийскую политику, но всё это не за наш счёт». Согласитесь, совсем нелогично, если живущий за ваш счёт родственник ещё и поносит вас на каждом углу.


С такой предысторией и в таких условиях Лукашенко и приехал в Сочи к Путину, объявив в Белоруссии свою поездку «моментом истины».


Про ход переговоров уже многие написали. Сначала Путин и Лукашенко беседовали тет-а-тет, затем поиграли в хоккей в одной команде (что вполне объяснимо, если учесть, что никто из президентов не должен был публично проиграть – это было бы очень недипломатично). Потом к ним присоединились члены правительства в той части делегации, которая сначала из-за погоды не могла вылететь из Москвы, а затем приземлиться в Сочи.


Лукашенко не стал комментировать итоги переговоров и улетел в Минск без всяких заявлений и общения с прессой. Довольным он не выглядел, причины чего стали понятны, когда результаты договорённостей озвучил замглавы администрации президента РФ Дмитрий Козак.


– Мы договорились сохранить условия поставки газа на условиях 2019 года и будем действовать в этом ключе, – рассказал Козак журналистам. – Это условие распространяется на весь 2020 год.


Что же касается поставок нефти, то здесь Кремль подтвердил то, о чём говорил уже неоднократно и что в Минске не хотели слышать.


– Что касается поставки нефти, которая была предметом долгих обсуждений в СМИ, то мы с правительством РФ вместе будем оказывать содействие достижению соглашений между белорусскими потребителями и производителями нефти в нашей стране, – подтвердил замглавы администрации Кремля и расшифровал эту позицию подробнее. – Сегодня встал вопрос, поскольку была запросная позиция о предоставлении скидок, это означает только одно: если предоставлять скидки, то необходимо было бы вводить государственное регулирование нефтяного рынка, что сделать не сможем. Мы не можем менять постоянно правила игры, мы поставим в непонятное положение наши нефтяные компании, поэтому мы будем способствовать достижению коммерческих договорённостей между потребителями в Беларуси и российскими нефтяными компаниями».


И пояснил, что изменить условия поставок для Минска означало поменять всё регулирование нефтяной отрасли со стороны государства для всей России, чего правительство позволить себе просто не может.


После бала


В Белоруссии сейчас всячески педалируется тема, что Москва якобы пытается нагнуть Минск для даже не образования единого Союзного государства на практике, а присоединения этой республики к России. Рискну предположить, что в данном случае желаемое выдаётся за действительное. Жёсткие прагматики в Москве прекрасно понимают, что новые субъекты Федерации потребуют значительных финансовых вливаний и в нынешних условиях способны стать той последней соломинкой, которая, если и не сломает спину верблюду, сможет значительно ухудшить его положение. А потому, тем более когда нет взаимности, таких планов нет.


Лукашенко достаточно последовательно бойкотирует инициативы Москвы в этом направлении. Зачастую даже в потенциальный ущерб собственным интересам. Как было, например, в истории с предложением об организации военной базы ВС РФ на территории республики. Минск сказал нет, значит, нет. На деле же это означает, что в случае военного конфликта ракеты, запущенные в Россию из Европы, будут сбиваться не в польском небе при наличии такой базы, а над территорией Белоруссии. Сам себя обыграл. Точно так же, как и сейчас обыгрывает сам себя в истории с нефтью и превентивными недружественными шагами по отношению к Москве, касается ли это нового налога на транзит российской нефти в Европу через РБ или повышения ставки за транзит. Глупо предполагать, что у России нет в руке козырей для адекватного ответа, который в Минске наверняка воспримут с очередной обидой.


Вернувшись в Минск из Сочи, Александр Григорьевич сохраняет стойкое молчание, никак не комментируя итоги рандеву с Путиным. Однако не стоит считать результаты разговора провальными. Да, Лукашенко не добился того, что декларировал, но он всё же привез больше, чем просто ничего. Он сумел сохранить прошлогодние цены на газ и подтвердил принципиальное согласие относительно поставок нефти. Это, согласитесь, гораздо лучше, чем ничего. Вместо него выступил первый вице-премьер республики Дмитрий Крутой, заявивший, что Минск намерен закупать российскую нефть в России по мировым ценам. То есть это без скидки в 17% от мировых? Вы это серьёзно? Или речь опять про «мировые белорусские» цены? Зачем самим снижать рентабельность собственных заводов? Посмотрим, как будет дальше. Поскольку, несомненно, переговоры продолжатся.


Тем более что о чём договорились президенты двух стран на самом деле, пока знают только они.



Поделиться с друзьями



Новости по теме


Похожие новости сегодня





Добавить комментарий

показать все комментарии
Комментарии для сайта Cackle
→