✔ МиГ-3 против «Мессершмиттов» - «Военные действия»


Аббревиатура «МиГ», которая знакома сегодня практически каждому жителю России, напрямую ассоциируется с успехами отечественных истребителей, став своеобразной визитной карточкой советской/российской военной авиации. Самолеты «МиГ», спроектированные в конструкторском бюро Микояна и Гуревича, прославили имя создателей в Корее, Вьетнаме, войнах на Ближнем Востоке, а также полетами в составе пилотажных групп. Однако слава окружала эти самолеты не всегда. Советский высотный истребитель МиГ-3, с которым СССР вступил в Великую Отечественную войну, был весьма противоречивой и неоднозначной машиной, даже несмотря на ряд выдающихся для своего времени технических параметров.

Конструкторская группа, возглавляемая А. И. Микояном и М. И. Гуревичем, в 1939 году усиленно работала над созданием и доведением до ума истребителя для ведения боя на больших высотах. Весной 1940 года был готов опытный экземпляр новой машин и летчик Екатов впервые поднял самолет в воздух. Испытания истребителя были признаны успешными. Новый боевой самолет, получивший обозначение МиГ-1 (Микоян и Гуревич, первый) был утвержден для дальнейшего серийного выпуска. При этом недостатком истребителя признавалась неудовлетворенная статическая продольная устойчивость из-за задней центровки. Машина легко попадала в штопор и с трудом из него выходила, утомляемость пилота была больше, чем на других самолетах.


МиГ-1 представлял собой низкоплан смешанной конструкции. Его фюзеляж в передней части был ферменным, сварным из стальных хромансилевых труб с дюралевой обшивкой, а хвостовая часть самолета представляла собой деревянный монокок, центроплан был дюралевым. Фонарь кабины из плексигласа, бронестекла не было, крышка фонаря сдвижная на роликах. Всего в 1940 году собрали 100 таких самолетов (на этом производство было завершено), в начале 1941 года они начали поступать в войска.


Восстановленный МиГ-3

Практически сразу же после создания МиГ-1 в ОКБ Микояна и Гуревича (ОКБ-155) начались работы над его модернизированным вариантом, который получил обозначение МиГ-3. Самолет представлял собой одномоторный, одноместный, высотный истребитель-перехватчик. Установленный на самолете двигатель АМ-35А взлетной мощностью 1350 л.с. обеспечивал истребителю со значительным взлетным весом (3350 кг) выдающиеся для своего времени скоростные характеристики. У земли он разгонялся слегка за 500 км/ч, зато на высоте 7 тысяч метров его скорость вырастала до 640 км/ч. На тот момент это была наивысшая скорость полета среди всех серийных самолетов. По маневренности на высоте более 6000 метров МиГ-3 также превосходил другие истребители своего времени.

Накануне войны это был многообещающий самолет, с которым связывали особые надежды. Обращаясь к летчикам, Сталин говорил: «Я прошу вас, полюбите этот самолет». В самом деле, полюбить МигГ-3 было за что, на тот момент это был самый скоростной советский истребитель. Наряду с истребителями Яковлева и Лавочкина он должен был заменить в ВВС РККА «старичков» в лице самолетов И-16 и И-153. Однако уже через полгода после начала войны, в декабре 1941 года производство истребителей МиГ-3 было остановлено.

В истребителе МиГ-3 недостатки предшественника МиГ-1 во многом были изжиты, но избавиться от некоторых его отрицательных свойств так и не удалось. К примеру, велика была посадочная скорость истребителя – не менее 144 км/ч. Маневренность на небольших высотах полета была явно недостаточной, а радиус виража был велик. К недостаткам самолета относили и низкий моторесурс двигателя (всего 20-30 летных часов), а также его пожароопасность. Отмечалось, что на больших скоростях полета летчик очень часто не мог открыть фонарь кабины своего истребителя, что часто не позволяло покинуть подбитый самолет. Также отмечался тот факт, что из-за задней центровки истребитель был очень сложным в пилотировании. Опытный летчик становился на МиГ-3 средним, а средний летчик – малоопытным, новичок же в подавляющем большинстве случаев вообще не мог летать на этой машине.



Передача трёх истребителей МиГ-3 летчикам 172-го истребительного авиаполка, фото: waralbum.ru

С началом войны стало очевидно, что основная масса воздушных боев проходит на малых или средних высотах, на которых маневренность истребителя МиГ-3 существенно ухудшалась. В схватках на высотах 1000 – 4000 метров, которые были основными боевыми высотами для летчиков Великой Отечественной войны, задуманный как истребитель для высотных боев МиГ-3 уступал Якам и ЛаГГам. Как следствие в воздушных боях лета-осени 1941 года части, которые были вооружены самолетами данной модели, понесли очень большие потери. Оставшиеся истребители МиГ-3 были переданы в части ПВО, где самолеты нашли гораздо более успешное применение в роли высотных перехватчиков и ночных истребителей.

По мнению авиационного инженера и историка военной авиации Николая Васильевича Якубовича, на судьбу самолета могло повлиять и личное решение Сталина, закрепленное в октябрьском постановлении СНК СССР от 1940 года об увеличении скоростной дальности полета до 1000 км на неподходящем для этого режиме работы двигателя. В результате истребитель налился «тяжестью», а пилоты МиГ-3 не могли на равных вести воздушные бои с основным на тот момент времени истребителем Люфтваффе Bf 109E. Отказ от скоростной дальности полета в конце мая 1941 года позволил практически в 1,5 раза сократить запас топлива на борту, что позволило облегчить самолет.

Это привело к заметному улучшению маневренности и возможности бороться с истребителями противника на средних высотах. Так время виража на высоте 1000 метров сократилось до 22 секунд. Это было лучше, чем у истребителя Bf. 109E3 – 26,5 секунд, но хуже чем у версии E4 – 20,5 секунд или более поздних версий «Мессершмиттов» серии F «Фридрих» – до 20 секунд. В то же время МиГ-3 был значительно тяжелее «Мессеров», поэтому из-за большей нагрузки на двигатель скороподъемность советского истребителя оставляла желать лучшего. Проведенные в августе 1941 года испытания показали, что на высоту 5000 метров МиГ-3 поднимался за 7,1 минуты, а «Мессершмит» забирался на ту же высоту – за 6,3 минуты. При этом на снижение технических характеристик истребителей МиГ-3 влияли также ухудшение качества сборки и внешней отделки самолетов в напряженных условиях военного времени. В то же время по горизонтальной скорости полета МиГ-3 превосходил «Мессершмиты» серии Е «Эмиль» во всем диапазоне высот.



Обслуживание самолета Мессершмитт BF.109E из JG-54, фото: waralbum.ru

К моменту начала Великой Отечественной войны МиГ-3 в строевых частях было значительно больше, чем Як-1 и ЛаГГ-3, на него было переучено немало летчиков. В частях ВВС и ПВО страны имелось более 1000 самолетов данного типа, без учета истребителей МиГ-1. Все они были самолетами преимущественно с увеличенным запасом топлива и более низкими маневренными характеристиками. При этом самолет был еще недостаточно освоен строевыми летчиками, переучивание большинства из них не было завершено, поэтому многие из них не до конца использовали возможности своих самолетов. Одновременно с этим из числа 1026 одноместных «Мессершмитов», сосредоточенных к 21 июня 1941 года у советских границ, 579 (56,4%) составляли новейшие на тот момент версии F-1 и F-2, которые были запущены в серийное производство в начале 1941 года, еще 264 «Мессершмитта» приходилось на более раннее серии E-4, E-7 и E-8. Еще 183 самолета были устаревших моделей E-1 и E-3, которые входили в состав так называемых учебно-боевых групп, считавшихся частями второй линии и, как правило, в боевых операциях участия не принимавших.

Вооружение

Сравнивая данные истребители, необходимо остановиться на их арсенале. В СССР немцы в 1940 году продали несколько самолетов Bf 109E с двумя вариантами вооружения. Первый из них имел три пулемета калибра 7,92-мм, включая два синхронных, второй – две 20-мм пушки под крылом и два синхронных 7,92-мм пулемета. Истребители МиГ-3 преимущественно комплектовались крупнокалиберным 12,7-мм пулеметом Березина и двумя синхронными пулеметами ШКАС калибра 7,62 мм. При этом существовали и другие варианты вооружения, включая «пятиточечный» МиГ-3 с дополнительными крыльевыми 12,7-мм пулеметами БК, а также с двумя синхронными 12,7-мм БС и одним ШКАС. Имелся также вариант с двумя пулеметами БС и двумя реактивно-орудийными батареями для стрельбы неуправляемыми реактивными снарядами РС-82.

Чисто пулеметный вариант «Эмиля», который не принимал участие в боях июня 1941 года, позволял выпускать по противнику порядка 500 грамм свинца в секунду, МиГ-3, имевший на вооружении крупнокалиберный пулемет – вдвое больше. Однако пушечная версия Bf 109E обеспечивала серьезное преимущество по весу залпа, поэтому МиГу лучше было не пересекать его трасс.



Мессершмитт Bf.109F-4 в полете

В то же время бронебойная пуля пулеметов ШКАС не пробивала даже 6-мм бронезащиту, а зажигательная пуля воспламеняла баки немецких самолетов в редких случаях. За это 7,62-мм пулемет ШКАС получил в строевых частях шутливое прозвище «гуманное оружие». Значительно эффективнее была бронебойная пуля 12,7-мм пулемета «Березина», которая с дистанции 100 метров пробивала 16 мм брони. А бронебойно-зажигательный боеприпас того же калибра воспламенял бензобаки вражеских самолетов, разрывная пуля – разворачивала протектор бензобаков и обшивку. Данный пулемет позволял эффективнее бороться с истребителями и бомбардировщиками противника.

Защита

Говоря об эффективности советского и немецкого истребителей в воздушном бою, важно рассматривать и их бронезащиту. У советских машин она была заметно слабее, чем у немецких, хотя и появилась еще в 1939 году. Так бронеспинка истребителя МиГ-3 имела толщину 9 мм, она могла выдерживать лишь попадание бронебойных пуль винтовочного калибра. Бронеспинка у «Мессершмиттов» начала штатно появляться, начиная с версии E-7. Но уже после боев во Франции и в конструкцию самолетов E-3 стали добавлять бронеспинку толщиной 8 мм, а позднее и бронезаголовник. На всех версиях истребителя Bf 109F бронезащиту изначально значительно усилили, включив в ее состав стальную плиту толщиной 10 мм, которая защищала голову и затылок пилота и закреплялась на откидной части фонаря кабины. Помимо этого, в наличии был и стальной лист, расположенный между сиденьем пилота и бензобаками истребителя.

Боевое применение

На фоне устоявшегося в целом негативного отношения летчиков к истребителю МиГ-3, интересным и контрастным представляется мнение летчика 126-го иап, на тот момент лейтенанта Петра Белясника, который впоследствии станет Героем Советского Союза, заслуженным летчиком-испытателем и дослужится до звания полковника. «Истребитель МиГ-3, на который переучивался наш полк, – рассказывал Петр Никифорович, – потребовал от нас немало новых навыков, а также дополнительных усилий в обучении. Истребитель мне понравился сразу. МиГ-3 можно было сравнить со строгим конем в руках наездника. Он мчит стрелой, но, потеряв над ним власть, оказываешься под его «копытами». Отличные боевые качества самолета были как бы скрыты за некоторыми его недостатками. Достоинства же истребителя доступны были лишь тем пилотам, которые владели умением их использовать».



Истребители МиГ-3 из 15-й смешанной авиационной дивизии в полете западнее Киева, фото: waralbum.ru

В качестве примера в целом успешного использования можно привести результаты боевой работы летчиков 28-го истребительного авиаполка (иап). В начале Великой Отечественной войны данный полк входил в состав 15-й смешанной авиационной дивизии Юго-Западного фронта (Киевский особый военный округ), полк был укомплектован истребителями МиГ-3 и И-16. С осени 28-й иап вошел в состав 6-го истребительного авиакорпуса московской зоны ПВО и одно время местом его дислокации был подмосковный Клин. За это время летчики полка на МиГ-3 сбили 119 самолетов противника, из них 35 самолетов (30%) пришлось на долю истребителей Bf 109E и только пять – на Bf 109F, еще два «Мессершмитта» достались пилотам И-16. По другим данным побед было одержано 83, и за это же время потеряно 15 пилотов. Отдельные летчики добивались отличных результатов, летая на МиГ-3. К примеру, П. Н. Даргис с 20 июля по 2 декабря 1941 года лично сбил 6 и еще 9 самолетов в группе, в том числе по одному истребителю Bf 109E и Bf 109F и сразу 8 бомбардировщиков Ju 88.

Именно на истребителе МиГ-3 сбил немецкий самолет летчик 2-й отдельной истребительной авиаэскадрильи ПВО Москвы Марк Галлий в самом первом воздушном бою над Москвой 22 июля 1941 года. На этом же самолете в самом начале войны летал прославленный в будущем советский ас А. И. Покрышкин. Именно на МиГ-3 он одержал свою первую победу, сбив истребитель Bf-109Е. И все же для большинства летчиков самолет оставался сложным, особенно для спешно подготавливаемых пилотов. К тому же он существенно уступал истребителям Bf 109F, доля которых на фронте непрерывно возрастала, тогда как «Эмили» стремительно сходили со сцены.

Спустя год после начала войны специалисты НИИ ВВС, обобщив всю полученную информацию, которая дошла до них с фронтов, пришли к мнению о необходимости усиления вооружения истребителя МиГ-3. Учитывалось мнение летного состава 519-го иап, включая его командира подполковника Рязанова: «МиГ-3 – со стрелковым вооружением, состоящим из двух 12,7-мм пулеметов УБ в огневом отношении превосходит МиГ-3 ранних серий, с одним БС и двумя пулеметами ШКАС. По стрелковому вооружению (без РС) он уступает немецким истребителям Ме-109 (две 20-мм пушки МГ-ФФ и два пулемета МГ-17)… В этой связи к двум пулеметам УБ предлагалось добавить авиационную пушку ВЯ». Однако к тому моменту самолет был снят с серийного производства, а установка столь мощной 23-мм пушки даже на уже состоящие на вооружении самолеты была проблематичной по той причине, что увеличение их огневой мощи вело бы к росту веса самолетов и ухудшению их скоростных и маневренных характеристик, поэтому от этой идеи отказались.




В целом можно отметить, что в СССР руководствовались принципом: наши недостатки – продолжение наших достоинств. Данный принцип хорошо распространялся не только на людей, но и на боевые самолеты. По отзывам советских летчиков, в боях на низких высотах МиГ был «утюг утюгом», сохраняя хорошие боевые качества только на серьезной высоте. Именно поэтому сохранившиеся машины после прекращения их выпуска в декабре 1941 года применялись главным образом в ПВО, где, прежде всего, требовалось догонять на большой высоте немецкие бомбардировщики и самолеты-разведчики. Здесь МиГ-3 был на своем месте. А всего с 1940 по 1941 год советская промышленность выпустила более 3,3 тысяч истребителей данной модели всех типов.

Последние истребители МиГ-3 можно было встретить на фронте до лета 1944 года, однако это были уже не те самолеты, что были в середине 1941 года. Каждый из истребителей к тому моменту прошел по несколько ремонтов, в основном во фронтовых, полукустарных условиях. Это были машины с сильно изношенными моторами, которые к тому момент уже не представляли серьезной опасности для новейших модификаций бомбардировщиков и истребителей люфтваффе.

Источники информации:
http://nvo.ng.ru/armament/2018-05-25/1_997_mig.html
https://vpk-news.ru/articles/31285
http://www.airwar.ru
Материалы из открытых источников

Автор:

Юферев Сергей


✔ Фото данной статьи ( новости, публикации )...
МиГ-3 против «Мессершмиттов» - «Военные действия» МиГ-3 против «Мессершмиттов» - «Военные действия» МиГ-3 против «Мессершмиттов» - «Военные действия» МиГ-3 против «Мессершмиттов» - «Военные действия» МиГ-3 против «Мессершмиттов» - «Военные действия» МиГ-3 против «Мессершмиттов» - «Военные действия»

Поделиться с друзьями



Новости по теме

Похожие новости сегодня




Добавить комментарий

показать все комментарии
→