✔ Просто противно - «Общество»



Алексей Кудрин — глава Счетной палаты и один из апологетов повышения пенсионного возраста в нищающей стране — предрекает социальный взрыв, если уровень бедности продолжит расти. Ему вторят политологи-социологи, фиксируя, что после пенсионной реформы число недовольных резко выросло и этот процесс уже необратим.



Но, кажется, природа протестов в современной России связана не только с уровнем жизни. Бывали времена и победнее. Не помню, кто сказал, что в наше время бунтуют люди, доведенные не столько до отчаяния, сколько до омерзения. Очень точное наблюдение.



Если год назад я писала, что россияне просят соблюдения своих прав на коленях, то сегодня интонации в общении граждан и начальства радикально меняются.



Из Архангельской области женщина обращается к президенту вовсе не с позиции просителя: «Мы, простые жители русского севера, уже достаточно понятно сказали: не быть русскому северу помойкой. Мы не хотим, чтобы наш зеленый регион имел метку российской свалки, не позволим его загадить… Владимир Владимирович, мы незамедлительно требуем прекратить строить полигоны по захоронению отходов… бесповоротно прекратить строительство полигона на станции Шиес… законодательно запретить перемещение бытовых отходов между субъектами РФ без учета мнения населения… Мы требуем прекратить преследование экоактивистов…»



И глагол «требуем», и оборот «достаточно понятно сказали» — новые слова в российской политике последнего времени. Особенно когда они обращены в адрес президента. Еще полгода назад поморы в общей очереди направляли жалобы в суды, петиции властям и слезно просили у Путина «вмешательства». Но когда им ответили сначала молчанием, а потом угрозами и арестами активистов, риторику поневоле пришлось сменить.



Противники строительства храма в екатеринбургском сквере тоже ничего у начальства уже не просили. И люди, которые 12 июня вышли на несогласованный марш по столичным бульварам. И журналисты, которые ушли из «Коммерсанта» после того, как их коллег принудили уволиться за хорошую работу. Подозреваю, им просто стало очень противно. Первым — от неумного храмостроительства на фоне оптимизации больниц и школ, вторым — от запредельного уровня произвола в полиции и судах, третьим — от откровенного диктата хозяев СМИ.



Конечно, мало кто обольщался и раньше. Но одни надеялись тихо пересидеть тяжелые времена во внутренней эмиграции, другим игра в «плохих бояр и хорошего царя» оставляла надежду на то, что их мольбы, если громко и долго кричать, все-таки будут услышаны. Сегодня таких наивных становится все меньше. Хотя на «прямую линию» с президентом челобитных, безусловно, хватит. Страна-то большая. Кстати, очень интересно, прозвучит ли на этом очередном сеансе ручного управления страной вопрос насчет помойки в Шиесе — и в каком ключе? Если тему обойдут молчанием, это будет еще одной большой ошибкой начальства.



Омерзение — сильная эмоция. Пронзает внезапно, как судорога. Еще вчера люди сидели себе по диванам, смотрели телевизоры и посмеивались над шутками ведущих на тему запрещенного хамона. А сегодня вдруг выходят прямо под дубинки Росгвардии. И не потому, что совсем оголодали. Им просто опротивело бесконечное вранье властей и пропагандистов. Или, может, стало стыдно перед подросшими детьми, которых забирают в автозаки за «непонятные надписи на футболках». Или надоело быть молчаливым большинством, на котором держится режим, это же большинство и презирающий.



Почему лояльным до недавних пор гражданам вдруг становится противно идти на компромиссы? Да потому что непонятно, ради чего.



Чтобы все нас боялись? Но эта позиция главного пацана на районе уже мало кого вдохновляет. Судя по свежему опросу «Левада-центра», 82% россиян считают, что бюджетные средства надо направлять вовсе не на усиление военной мощи России, а на повышение благосостояния ее граждан. Не смеются «Искандеры», загрустили «Тополя»…



Или, может, ради того, чтобы мусорные короли купили себе по очередной яхте и отправили свои семьи подальше от границ страны, которую они же превращают в помойку? А мы им за это еще и заплатим по повышенным тарифам на утилизацию мусора… Но это совсем уж как-то унизительно.



Собственно, ничего нового. Все это было, и не раз. Как писал Окуджава: Вселенский опыт говорит,/ что погибают царства/ не оттого, что тяжек быт/ или страшны мытарства./ А погибают оттого/ (и тем больней, чем дольше), /что люди царства своего/ не уважают больше.



Вот и мы, кажется, добрели до этой черты. Как образно сформулировали писатели и журналисты Архангельской области в своем открытом письмена имя президента: «Цинично и грубо затронуто человеческое достоинство северян, корневая, не конвертируемая ни в какую валюту система души и духа. И потому сейчас мы уже ничего не просим. Ситуация на нашей северной родине и наше состояние таковы, что просить мы уже не считаем возможным. Мы требуем. Мы требуем прекратить всякое строительство на Шиесе. Мы требуем разработать достойную, экологичную, цивилизованную систему обращения с твердыми бытовыми отходами. Мы требуем относиться к жителям севера с уважением. Мы требуем извинений за то невероятное эмоциональное напряжение, в котором нас всех обрекли жить, извинений от тех, кто в этом виноват».



Вот уж действительно прямо на глазах граждане встают с колен и включают голову. Только, боюсь, поздно. Но все лучше, чем никогда.



Поделиться с друзьями



Новости по теме


Похожие новости сегодня





Добавить комментарий

показать все комментарии
→