✔ Что стоит за регулярными атаками боевиков на российские базы в Сирии - «Общество»



Российская авиабаза Хмеймим вновь подверглась атакам террористов из Идлиба. 22 мая Минобороны сообщило, что боевики обстреляли аэродром из реактивных систем залпового огня (РСЗО). Девять ракет были перехвачены дежурными силами ПВО (расчётами ЗРПК ближнего радиуса «Панцирь-С»), восемь снарядов не долетели.


19 мая террористы также применили РСЗО. Все шесть выпущенных по Хмеймиму ракет были уничтожены. Пусковая установка террористов, откуда проводился обстрел, была обнаружена на западной окраине населённого пункта Кафер-Нобль провинции Идлиб. Точечным ударом её уничтожили российские ВКС. В этот же день в сторону авиабазы боевики запустили два беспилотника, но они были сбиты силами ПВО.




Атаки на Хмеймим совершаются регулярно. Даже из официальных сводок следует, что террористы запускают ракеты и БПЛА со взрывчаткой едва ли не каждую неделю. Как неоднократно обращало внимание Минобороны, сборка, программирование и управление самодельными дронами невозможны без помощи «некоторых технологически развитых государств»


«При кажущейся простоте для их создания необходимо значительное время и специальные знания, в том числе в области аэродинамики и радиоэлектроники. Кустарное производство таких дронов возможно только при наличии схем сборки и необходимых комплектующих, ранее опробованных в ходе многочисленных испытаний», — пояснили ранее на одном из брифингов в Минобороны.


Беспилотники боевиков способны подниматься на высоту до двух тысяч километров и преодолевать расстоянии свыше 50-100 километров. Масса взрывчатки относительно небольшая, но, по информации военного ведомства, при детонации дроны могут нанести серьёзный ущерб. Например, разлетевшиеся осколки способны повредить боевые самолёты стоимостью несколько десятков миллионов долларов.


РСЗО — не менее коварное оружие. Чаще всего, кустарно изготовленный пусковой блок устанавливается в кузове пикапа Toyota. Также в арсенале боевиков имеется РСЗО на базе БМП-1. Для стрельбы используются 122-мм снаряды от БМ-21 «Град» или 130-мм ракеты от чехословацкой РСЗО Vz.51. Реже встречается более крупный калибр — 240 мм. Боеприпасы в основном поставляются из Восточной Европы, некоторые изготавливаются кустарным способом. 




У РСЗО исламистов сравнительно небольшая дальность (до 20-30 километров) и невысокая точность. Преимущества этого оружия заключены в дешевизне и высокой разрушительной мощи


Самый крупный ущерб Хмеймиму был нанесён 31 декабря 2017 года. По информации российских СМИ, повреждения получили несколько самолётов и вертолётов. Правда, как утверждает Минобороны РФ, никакого ущерба авиабазе нанесено не было. Обстрел вела «мобильная группа» боевиков из миномёта. Диверсия стала возможной, предположительно, из-за нарушения системы охраны внешнего периметра авиабазы.


В ночь на 6 января 2018 года Хмеймим вновь подвергся атаке. На этот раз террористы запустили ударные БПЛА. Часть беспилотников была выведена из строя средствами радиолокационной борьбы, остальные были сбиты «Панцирями». Помимо Хмеймима, в этот же день под угрозой оказался пункт обеспечения ВМФ в Тартусе, но атака БПЛА была также успешно отражена.




Количество диверсий джихадистов против российских объектов многократно возросло с момента вывода из Сирии основной группировки войск в декабре 2017 года



По информации Минобороны, к концу ноября 2017 года сирийские войска завершили освобождение территории страны от ДАИШ (ИГ — организация запрещена в РФ). Поэтому армии САР уже не требовалась масштабная помощь со стороны российских ВС.


Однако разгром военной инфраструктуры ДАИШ в Сирии не означал прекращения гражданской войны. Наиболее проблемной провинцией оставался Идлиб, куда вывозились террористы из освобождённых городов арабской республики. Именно оттуда стали осуществляться регулярные атаки на Хмеймим и Тартус.




По приблизительным данным, в Идлиб были вывезены 10-15 тысяч боевиков



Они достаточно быстро смешались с местными радикальными формированиями. На повестке дня встал вопрос о необходимости наступления на мятежную провинцию при поддержке российских ВКС. Однако в декабре 2017 года этот вопрос был отложен. Москва понимала, что сирийской армии требуется отдых и кадровое пополнение после изнурительных боёв на востоке страны.


Кроме того, у России, видимо, существовали непубличные договорённости с Турцией по урегулированию ситуации в Идлибе. В 2018 году они обросли уже конкретными официальными формулировками. В сентябре Москва и Анкара согласовали план, по которому в Идлибе была образована демилитаризованная зона глубиной 15-20 километров. Также в провинции вводился режим прекращения огня. Российско-турецкие консультации по Идлибу проводятся регулярно, но ситуация кардинальным образом не изменилась.


Анкара занимает очень жёсткую позицию по Идлибу. В провинции действует оппозиционная президенту САР Башару Асаду группировка «Национальный фронт за освобождение», которую поддерживает Турция. Уход из Идлиба лишил бы Анкару мощного рычага влияния на Дамаск. Турция наряду с Западом и другими государствами региона настаивает на смене правительства в САР и является спонсором различных НВФ.




В 2018 году Москва, видимо, решила не вступать в конфликт с Анкарой из-за Идлиба. Однако географическая близость этой провинции к российским военным объектам уже полтора года представляет собой весьма ощутимую угрозу



При этом Турция либо не в состоянии обеспечить базам РФ гарантии безопасности, либо по тем или иным причинам не препятствует/потворствует террористической деятельности.


Политика руководства РФ свидетельствует о том, что оно не собирается идти на обострение с Анкарой. Хотя, только по официальным данным, в мае произошло три атаки на Хмеймим.


Подчёркнуто тёплые отношения с Анкарой давно превратились в демонстрацию того, как Москва якобы умеет раскалывать единство НАТО и западного альянса в целом. Очень быстро в России забыли про сбитый в ноябре 2015 года Турцией бомбардировщик Су-24М и грозные заявления Путина после этой трагедии («помидорами не отделаетесь»).




Нынешние российско-турецкие отношения — это хрупкий и сложный компромисс. Как представляется, в большей степени он держится на осознании того, что конфронтация грозит катастрофическими последствиями для обоих государств



Хуже всего, наверное, придётся президенту Реджепу Эрдогану, который на Западе едва не стал персоной нон-грата.


В 2016 году ради экономических и военно-технических выгод от сотрудничества с РФ Анкара фактически предоставила Москве и Дамаску карт-бланш на уничтожение части НВФ, которые она пестовала. Исключением стал только Идлиб. Однако прошлые уступки Эрдогана не должны убаюкивать Москву. Если Турция не в состоянии контролировать местные группировки, то Россия должна настаивать на проведении военной операции, чтобы ликвидировать угрозу для Хмеймима и Тартуса.



Поделиться с друзьями



Новости по теме


Похожие новости сегодня





Добавить комментарий

показать все комментарии
→