✔ Срыв тендеров Минздрава – саботаж со стороны фармокартелей? - «Общество»


4 мин чтения

Беспрецедентно много закупочных процедур срывается в последнее время в сфере государственного лекарственного обеспечения. Но только ли Минздрав виновен в этом?


От бешенства не спасут?



О сути проблемы рассказывают журналисты РБК: за первое полугодие сорвано около 47 тысяч государственных тендеров на закупку лекарств, то есть 250 тендеров в день, включая выходные и праздничные дни. Это почти 30% всех тендеров в этой сфере. Госорганизации закупают лекарства для медицинских учреждений и обеспечения льготных категорий населения. Но в 2019 году стала ощущаться острая нехватка целого ряда жизненно необходимых препаратов.





Сорвано 692 тендера по инсулину – более четверти от общего числа. 683 тендера по физраствору. 429 – по вакцинам от бешенства, причем в последнем случае это 75% всех объявленных тендеров.



Базовая причина понятна: новые правила определения закупочных цен. Их применение в реальности оказалось невозможным – поставщики просто не готовы были участвовать в аукционах на понижение при «референтной», то есть более низкой, чем прежде, начальной цене.



В то же время РБК несколько подменяет понятия. Если не состоялось 30% тендеров, это совсем не значит, что лекарства по ним вообще не были закуплены. Скорее всего, закупка состоялась на одном из следующих аукционов, которые в случае неудачи первого должны проводиться с шаговым повышением начальной цены. Картина, безусловно, печальна, но не настолько, как нам пытаются это показать.





Тем более в статистику не вошли закупки у единственного поставщика, которых в этой сфере довольно много – иначе процент срывов получился бы не столь впечатляющим.



Капля конспирологии



А если журналист что-то недоговаривает, значит кому-то это выгодно. В целом срыв госконтрактов – повестка Счетной палаты, то есть бряцание контролирующим оружием со стороны Алексея Кудрина, одного из наиболее вероятных преемников-2024.



Но конкретно данное нападение осуществлено, повторимся, изданием РБК, принадлежащим Григорию Березкину, профессиональному инвестору, по-старому говоря, спекулянту. Сам он во власть не стремится, но очень любит на нее воздействовать: этим активно занимаются и РБК, и «Комсомольская правда», можно еще вспомнить настойчивый интерес Березкина к русскому Forbes. Поэтому, видя очередное расследование березкинских структур, иногда нужно задаваться вопросом о том, по чьей инициативе оно появилось.



Фармацевтическим бизнесом хозяин РБК никогда не занимался, личный коммерческий интерес тут не прослеживается. Между тем его издание регулярно атакует Минздрав и лично Скворцову: покупка французского самолета вместо SSJ-100, срыв президентского указа о повышении зарплат медработникам, представление Генпрокуратуры об исправлении недостатков в предоставлении медицинских услуг, попытки блокировки антипрививочных сайтов, анонс катастрофы из-за прекращений закупок иностранного медоборудования – все эти новости, безусловно, работают против авторитета госпожи Скворцовой, а ведь мы привели лишь очень неполную подборку всего лишь за одно еще не окончившееся лето 2019 года.



Мы знаем лишь одного чиновника, жестко настроенного против Скворцовой. Из вскрытой в 2015 году неизвестными хакерами переписки нынешнего вице-премьера Татьяны Голиковой стало известно, что сама она, во-первых, больше доверяет зарубежным врачам, нежели отечественным, а во-вторых, сильно не любит свою преемницу Веронику Скворцову и, выразимся мягко, интересуется публикациями в СМИ против последней.





А как раз Голикова, получившая в свою бытность главой Минздрава прозвище «Мадам Арбидол», очень тесно связана с фармацевтическим бизнесом. Которому явно невыгодны новые правила закупки лекарств.


В разговоре с автором этих строк директор Института повышения конкурентоспособности Алексей Ульянов, много лет проработавший в Федеральной антимонопольной службе, указывал, что сама идея обратного аукциона в госзакупках – извращение отечественного производства; на Западе этот метод практически не используется, так как признан чрезвычайно коррупциогенным.



Что получается? Чиновников, организующих закупки медикаментов, обязали выставлять на обратных аукционах «референтные» цены, то есть основанные на изучении оптовых рыночных цен. Цель – экономия государственных средств. Поставщики-фармацевты и подкупленные ими чиновники, конечно, недовольны, они привыкли к сверхприбылям от участия в тендерах. А обратный аукцион – это тупик: как говорила великолепная госпожа Белладонна из саги о поросенке Фунтике, «меньше – можно, больше – ни-ни».



Что нужно фармакологам? Вернуть прежние условия игры.





Как этого добиться? Бойкотировать закупки. Через знакомых чиновников ставить слишком низкие цены, при которых поставщика заведомо не найдется и это не вызовет подозрений. Закупка не состоится, чиновник будет вынужден поднять цену.



Что будет дальше? Шаг повышения цены по новым правилам минимален, поэтому аукцион будет срываться до тех пор, пока производитель не сочтет свою прибыль достойной. Вот и появляются тысячи отмен.



Почему нельзя просто привлечь других производителей? Потому что это не закупка тряпок для протирания школьных досок, а высокотехнологичное производство, где для участия в торгах необходимо получать соответствующие лицензии. Число компаний, эти лицензии имеющих, крайне ограничено, а им вместо ценовых войн проще договориться, то есть основать картель. В недавнем отчете ФАС прямо сказано о том, что число картелей в сфере поставок медицинских препаратов и оборудования весьма высоко. Правда, никаких результатов борьбы с этим бедствием не видно.



Лекарства любой ценой



Вот и получается, что срыв большого числа тендеров – проблема куда более глубокая, чем нам ее пытаются представить. Россия – великая северная страна не столько даже географически, сколько политически.



Солнце свободы невысоко поднимается над ее горизонтом и греет более души, нежели тела. Свобода критики властей и разоблачения их злоупотреблений у нас есть, но свободы волеизъявления для смены неэффективных министров нет. Но до отъезда на пенсию во Флориду или на Лазурный берег чиновники живут в том же самом тревожном климате. И доктору медицинских наук Веронике Скворцовой, принявшей ведомство из рук прожженной финансистки Татьяны Голиковой, сейчас, думается, очень невесело. Изменить ситуацию она не в состоянии просто из-за недостатка организационных способностей и аппаратного влияния, а карающий меч президента может обрушиться на нее в любой момент, и не факт, что все обойдется досрочным Лазурным берегом.



Впрочем, Владимир Путин любит разделять и властвовать: баланс заклятых подруг Голиковой и Скворцовой его, должно быть, даже веселит. Но будем надеяться, что несмотря на это, распоряжение о немедленных закупках недостающих лекарств, пусть даже в обход всех процедур, пусть даже по прежним ценам, он все-таки даст, черт с ними, с фармакологами, пусть подавятся. Потому что стабильность власти – это хорошо, но страдания населения с этой стабильностью плохо уживаются.



Пока протестуют богатые, это не страшно, но если из-за нехватки доступных лекарств возмутятся бедные, мало не покажется никому.



Поделиться с друзьями



Новости по теме


Похожие новости сегодня





Добавить комментарий

показать все комментарии
→